Петербург утонет в ларьках

7 октября 15:59
Фото: Gov.spb.ru
В ближайшие годы Петербург рискует превратиться в город ларечников. Комитет по промышленной политике, инновациям и торговле просит у городского правительства 360 млн рублей на организацию уличной торговли.

Однако средства будут потрачены вовсе не на борьбу с нелегальными продавцами, которых в городе и без того хватает, а на установку новых ларьков в спальных районах города. 

Так, власти планируют закупить ларьки в едином стиле, также бюджетные средства потребуются и на подключение их к инженерным сетям. В соответствии с планом комитета, до конца 2022 года в городе может появиться сотня ларьков, а в 2023 году – еще 200. Новшество заключается в том, что в аренду предпринимателям начнут сдавать не землю, а уже готовый объект. В Смольном подчеркнули, что это путь, по которому пошла Москва. 

Идею с ларьками обнародовали 1 сентября во время нулевых чтений по проекту бюджета на 2023-2025 годы. Но понравилась она не всем депутатам. Например, Сергей Цивилев попросил исключить из эксперимента Кировский район, он отметил, что там и без того происходит разгул незаконной розничной торговли. Депутат считает, что городу прежде стоит навести порядок с уже работающими ларьками, прежде чем увеличивать их количество.

Незаконной мелкорозничной торговли в Петербурге действительно хватает. Такой вывод можно сделать из регулярных отчетов самих же властей о сносе очередных нестационарных торговых объектов (НТО). Однако, похоже проблему это не решает, потому что большая часть ларьков, как видно из расследования «Фонтанки», после сноса все равно возвращается на место.

Например, годами ситуация не меняется на площадке перед входом на станцию метро «Дыбенко». Несколько лет назад там ликвидировали целый торговый городок с едой, одеждой и сувенирами – целых два десятка киосков. Однако и сегодня торговцы предпочитают стоять там с товаром, мешая проходу пассажиров в вестибюль. 

Регулярно власти зачищают от торговцев и территорию возле метро «Проспект ветеранов». Однако, как и прежде там можно встретить самовольные палатки и прочую стихийную торговлю. Кстати, ее рассадником, как ни странно, горожане считают известный в городе рынок Апраксин двор. Именно оттуда по окраинам города периодически расползаются различные лавочники и лоточники, которых выгоняют после завершения срока аренды, либо когда ловят на продаже контрафакта. Жители считают, что на этом объекте давно пора навести порядок и называют его «питерским черкизоном» за грязь, крыс и нелегальных мигрантов. 

«Году этак в 97-ом пошли с мамой туда покупать шмотки. Так какой то, не то молдаванин, не то серб, уговаривал купить кожаную куртку, «опаздывал» на самолет. Лацкан поджигал, кожа, все норм. Цена хорошая. Купили... Кожаными там оказались только лацканы», – делятся горожане историями в группе «Петербург/Ретроспектива» социальной сети «ВКонтакте» под снимком с Апраксина двора (авторская орфография и пунктуация сохранены, – прим. ред.).

«После того, как цыгане несколько раз залезли в карман, больше туда не ездила», – пишет пользовательница соцсетей.

«Паленый алкоголь, сигареты раза в два дешевле, чем по городу, оружие чуть ли не в открытую, группы разводил на деньги», – описывает свои впечатления от «Апрашки» еще один горожанин.

Между тем, Апраксин двор – это целый исторический ансамбль, памятник архитектуры, который при правильном обращении мог бы превратиться в новое общественное пространство и точку притяжения туристов. На сегодня даже существует одобренная Советом по культурному наследию концепция реставрации рынка и приспособления его под современные нужды, разработанная «Студией 44». Есть и инвестор, точнее даже два – КЦ «Питер» и компания Glorax, готовые воплотить это в жизнь за собственный счет без каких-либо вложений из бюджета. Однако пока проект все еще остается лишь на бумаге.

Проблему нелегальной торговли, в том числе на «Апрашке», признавали и пытались решить в те времена, когда губернатором города была Валентина Матвиенко. Например, она требовала убрать ларьки с автобусных остановок и отодвинуть от станций метро. А в 2008 году Матвиенко заявила, что в нынешнем виде этот рынок существовать не может. К сожалению, спустя почти 15 лет именно в таком виде он продолжает функционировать до сих пор.