Posted 15 мая, 21:31

Published 15 мая, 21:31

Modified 16 мая, 07:22

Updated 16 мая, 07:22

Однако, Двако, Трико: такого Пушкина вы ещё не знали

Однако, Двако, Трико: такого Пушкина вы ещё не знали

15 мая 2024, 21:31
Фото: Пушкин на лицейском экзамене. Картина И. Репина (1911)
Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин был не только великолепным стихотворцем, но и известным шутником. Вот лишь несколько смешных историй из жизни Пушкина.

 

Зато не рябчик!

 

Когда будущему поэту шел 11-й год, в гости к его семье пришел писатель Дмитриев. Публицист пошутил над внешностью Александра, сказав: «Какой арапчик». На что десятилетний ребенок ответил: «Зато не рябчик». Все присутствующие были смущены, ведь писатель был рыжим. Об этом пишет dzen.ru.

 

Однако, Двако, Трико!

 

В студенческие годы поэт решил с другом Кюхельбекером отправиться в Петербург, чтобы отдохнуть. Однако их гувернер с фамилией Трико запретил им уходить и объявил, что будет пристально следить за ними и не позволит сбежать. Но молодым людям очень хотелось повеселиться. Они придумали ловушку для Трико. Друзья по очереди подошли к заставе лицея. Пушкин представился как Александр Однако, а Кюхельбекер назвал себя Григорий Двако. Офицер заподозрил неладное, но все же пропустил Кюхельбекера. Гувернер последовал за студентами. Когда он пришел к заставе и назвал свою фамилию, офицер в ярости закричал: «Вы что, играетесь со мной? Однако, Двако, Трико!» Гувернер был арестован на сутки, а Пушкин и Кюхельбекер спокойно гуляли по Петербургу.

 

Ослиная голова

 

Однажды Пушкин был приглашен в литературный кружок, где большинство присутствующих были настроены против него. Во время поездки поэта предупредили, что его хотят прилюдно унизить. Пушкин не испугался и смело вошел в комнату, где царила напряженная тишина. Незнакомец начал читать свое послание вслух, обращая свой взгляд на только что прибывшего Пушкина: «Дарю поэта я ослиной головою». Но Пушкин быстро ответил: «А сам останется с какою?» Собеседник продолжил: «А я останусь со своею». И Пушкин снова контратаковал: «Да вы сейчас дарили ею». Насмешник замолк, а в комнате раздался громкий смех, который стал еще одним признанием гениальности поэта.

"