Управляемый иудейский хаос

Управляемый иудейский хаос

Управляемый иудейский хаос

31 января 2013, 08:43
Общество
Управляемый иудейский хаос

Круговорот «равноудаления» Выборы в кнессет Израиля 19-го созыва освещались на российских телеканалах удивительно бесстрастно. То ли госканал «Россия» сообразил, что алармистский надрыв Сергея Пашкова, начинавшего карьеру на НТВ Гусинского, слегка поднадоел аудитории, то ли отечественная дипломатия призадумалась над итогами внешней политики на Ближнем Востоке. А конкретно – над тем, много ли Россия выиграла от двадцатилетних стараний по созданию собственного лобби в Израиле, что ассоциировалось с множеством чудес – от победы над террором до создания отечественной Силиконовой долины. Ожидания чудес были унаследованы от ельцинской элиты, в манере революционного авангарда переосмыслявшей в одной флаконе внутренние и внешние приоритеты. Если пролетарий в киноискусстве той поры опустился на четвереньки («Собачье сердце»), то одесский бандит Беня Крик, напротив, стал символом несправедливо попранного класса. В свою очередь, во внешней политике отказ от советского прошлого как бы сам собой означал, что на Ближнем Востоке России приличествует дружить не с отсталыми арабскими диктатурами, а с продвинутой израильской парламентской демократией. Наши капиталистические партнеры между тем благополучно продолжали дружить и с монархами Залива, и с Израилем, правомерно не идеализируя ни одну из сторон. Правомерно – потому, что израильская демократия ничем не отличается от европейских, как по клановому бэкграунду формирования правительств и соответствующему стилю перманентных дрязг и разоблачений, так и по прямой зависимости этих пертурбаций от элитных сдвигов в Вашингтоне. Но в отечественном медиа-мэйнстриме этих банальностей не видели в упор: выборы в кнессет 14-го созыва на ОРТ и НТВ периода семибанкирщины (1996) подавались так, будто в этот момент на клочке средиземноморского побережья решались судьбы всей земной цивилизации. Вышеназванные упования на чудеса переплелись с еще одним трудноизлечимым догматом – о том, что экспорт энергоносителей сам по себе генерирует внешнее политическое влияние. В итоге в России, а также на энерготранзитной Украине, сложился невиданный для Запада феномен  – пирамидальное устройство сырьевой элиты, еврейских общественных организаций и иудейских религиозных общин. Этот феномен противоречил и старой традиции иудейского духовенства, не имеющего иерархической структуры, и новой традиции самого государства Израиль, где правительства начиная с 1992 года меняются как перчатки без участия религиозных союзов, которых в этой маленькой стране не меньше, чем партий. Зато он вполне соответствовал мегаломаническому мышлению новых владельцев российских ресурсов, считавших необходимым обзавестись общественными титулами – сулившими, в их представлении, универсальные индульгенции и на отечественной, и на мировой арене. Это искаженное восприятие мира подкреплялось сонмом наемных экспертов, юристов и публицистов с навыком избирательного применения термина «антифашизм». Поэтому первый опыт ротации (т.н. равноудаления) олигархов, давно ставшей обычным делом как в США, так и в Израиле, в нашей стране вызвало шок. Когда Владимир Александрович Гусинский, учредитель холдинга «Медиа-Мост» и президент Российского еврейского конгресса, был отлучен от системы массовой пропаганды, а его заимствования у «Газпрома» были вслух названы долгом, еженедельник «Московские новости», оставив лирику,  начал растолковывать Кремлю «на пальцах» его внешнеполитическую незаменимость. А конкретно эксперт Андрей Сотник пояснял: если-де отобрать у Гусинского телеканал НТВ, то  «Газпром» потеряет шансы продлить газопровод «Голубой поток» от Турции до Израиля, и мало того, при этом Москва рискует поссориться с авторитетными израильскими семействами Нимроди и Данкнер. Гром и молнии на Кремль, однако, не обрушились. Глава «Медиа-Моста» оказался вовсе не эксклюзивным посредником. Кремль при содействии экс-премьера Евгения Примакова установил более прямые контакты с правой израильской коалицией Ариэля Шарона, в которую входила ориентированная на русскоязычных партия «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана. По той же линии  нашел себе новых партнеров и «Газпром». Между тем у Гусинского и его партнеров возникли проблемы и в вынужденной эмиграции: в Земле обетованной им инкриминировали незаконные финансовые трансакции через банк «Хапоалим», а затем – незаконное приобретение элитных коттеджей в испанской Марбелье. Всеми этими неприятностями Гусинский расплачивался за свою попытку обойти американца Рона Лаудера в борьбе за пост президента Всемирного еврейского конгресса. Другие ветры из того же Вашингтона вполне оправдали опалу Михаила Ходорковского, концептуально обоснованную Станиславом Белковским и Иосифом Дискиным.  В итоге Российский еврейский конгресс, руководство которого перешло после отъезда Гусинского к Леониду Невзлину, вновь остался «без головы». Что, впрочем, только посодействовало общественной карьере экспортера удобрений Вячеслава Кантора. Как Лаудер, ставший при Лужкове крупным отельером в Москве, так и Кантор симпатизировали в Израиле правым, а не левым.  Шестидесятники увидели в этом особый знак.  В «Московских новостях», в рубрике «В мире - В стране - Во мне», появилась весьма ядовитая заметка за подписью тогдашнего зав.отделом Института Европы Аркадия Мошеса. Автор, социал-демократ по убеждениям, изобличил российских чекистов, как класс, в особой симпатии к правым, сиречь милитаристским силам в Израиле на почве профессиональной зависти по всем статьям – от оснащенности техникой до бесцеремонности с арабами и правозащитниками. Рубрика «В мире – В стране – Во мне» была ликвидирована в 2003 году новым владельцем «Московских новостей» Аркадием Александровичем Гайдамаком. Диамантер с французским и ангольским гражданствами, накануне успешно решивший проблему внешней задолженности банка «Российский кредит» Бориса Иванишвили, не только деполитизировал газету, но на короткое время сделал ее трибуной Глобального фонда за демократию, которым тогда руководил бывший украинский цеховик, а затем президент Всеукраинского еврейского конгресса Вадим Рабинович. Фонд ни много ни мало рассчитывал заменить собою ООН – что вполне соответствовало ходу мыслей американских неоконсерваторов. Год спустя Гайдамак утратил всякий интерес к «Московским новостям» и отправился в Израиль создавать собственную партию. Там, однако, его порывы споткнулись об очередной транснациональный уголовный процесс по старым ангольским алмазно-оружейным делам. Уголовное преследование в Израиле коснулось и вышеназванных финансовых семейств – Нимроди и Данкнеров. А в Кремле все международные неприятности владельцев и партнеров «Моста», «Менатепа» и «Роскредита» удивительным образом предвидели еще в момент ареста Гусинского. Ровно в этот день главным раввином России был объявлен малоизвестный в ту пору духовный покровитель московской хасидской общины в Марьиной Роще Берл Лазар. И как бы автоматически хасидская Федерация еврейских общин России (ФЕОР) во главе с диамантером Львом Леваевым   стала «главнее» Конфедерации еврейских общин России (КЕРООР), объединяющей преимущественно ортодоксальных иудеев. Внутриполитическое объяснение этого подарка хасидам – точнее, движению ХАБАД, объединяющему только любавичских хасидов – казалось чрезвычайно простым: в числе прихожан Марьиной Рощи фигурировал Роман Аркадьевич Абрамович. Иными словами, в выборе Кремля усматривалась логика предпочтения лояльных нелояльным. В самом деле, ни Леваев, ни Абрамович не развязывали кампании в поддержку чеченских «повстанцев», как НТВ Гусинского, не предлагали (одновременно со скупкой целых фракций Госдумы) изменить политическую систему России, как Ходорковский, и не поднимали руку на ООН, как соратники Гайдамака из украинских и казахских теневых кругов, почему-то нашедших покровительство со стороны одновременно Альберта Гора и Руди Джулиани. Впрочем, нельзя сказать, что лояльность предпочтенной стороны была совершенно бескорыстной. Именно любавичские хасиды предъявляли Советскому Союзу имущественные претензии, и в октябре 1990 года Михаил Горбачев был готов их выполнить. С другой стороны, нельзя сказать, что Михаил Сергеевич, к тому времени ставший пантеистом и мечтавший о храме всех религий, также руководствовался исключительно соображениями милосердия и покаяния. Крупномасштабные кредиты агонизирующему СССР, бюджет которого был разбазарен горбачевским же законодательством о кооперативах вкупе с приумножением льгот, ожидались тогда лишь из двух источников – Великобритании (на государственном уровне) и Израиля (на уровне международного теневика Шауля Айзенберга как частного лица). Предмет спора – библиотека раввинов Шнеерсонов – как тогда предлагалось, должен была стать основой международного культурного центра в Любавичах, то есть на Украине. Биография последнего раввина династии была связана прежде всего с Украиной – с Николаевом и Днепропетровском. Вполне закономерно, что в   постсоветские годы деятельность ХАБАД развернулась прежде всего на Украине, а  днепропетровский рабби Шмуэль Каминецкий, уроженец США, превзошел по влиянию всех прочих иудейских учителей, ортодоксальных и прочих. Во-первых, потому, что Украина во всем гротескно повторяет Россию. Во-вторых, потому, что более состоятельных прихожан чем в Днепропетровске, было не найти: в местной общине соседствовали, например, второй по размеру состояния украинский олигарх, глава группы «Приват» Игорь Коломойский и президент ГК «Интерпайп» Виктор Пинчук. Виктор Михайлович Пинчук располагает возможностями, которые не снились ни одному российскому олигарху. Во-первых, ему, как зятю экс-президента Кучмы, в ходе приватизации достались эксклюзивные мощности по производству труб большого диаметра, а сопоставимых производств в России, вопреки обещаниям, намерениям и программам, построить не удалось. Во-вторых, на ежегодных форумах Ялтинской европейской стратегии (YES), которые он финансирует, регулярно присутствуют Билл Клинтон и Шимон Перес. Престарелый президент Израиля, ветеран левой партии «Авода», также регулярно присутствует на «украинских завтраках» в рамках Давосского форума, также спонсируемых Пинчуком. Ни одному из олигархов экс-СССР, кроме Пинчука, не было пожаловано и членство в совете директоров Международной кризисной группы (ICG). Равно как и особо почетная роль спонсора мировой борьбы со СПИДом. На почве этого благородного дела у Пинчука возник дополнительный эшелон покровителей из того сообщества, к которому принадлежит, в частности, Элтон Джон. От авраамических религий это сообщество вроде бы далеко, но в лице Виктора Михайловича совмещаются самые разные идеалы и интересы, плавно переходящие друг в друга. Выбор в пользу ХАБАД, таким образом, создавал условия для особых отношений Кремля с Шимоном Пересом, а заодно – для торговых преференций холдингу «Интерпайп». Партнерство с Леваевым также к чему-то обязывало. В январе 2003 года российская корпорация АЛРОСА задумала было подписать соглашение по огранке алмазов с ливанской компанией Horizon Development, принадлежавшим семье премьера Рафика аль-Харири. По совпадению, Харири оказался конкурентом Леваева в борьбе за самый привлекательный объект в «Москве-Сити». Тайные договоренности ОАО «АЛРОСА» были засвечены газетой «Коммерсант», а затем «РБК-Дейли». «Заключив сделку с  Харири, алросовцы, возможно, смогли заручиться содействием ливанских властей в освоении месторождения Западной Африки. Однако Москва еще подумает, стоит ли ввязываться в ливанскую авантюру. Дело в том, что большая часть ливанской диаспоры в Африке – шииты, которые поддерживают тесные связи с единоверцами из группировки «Хизбалла». По данным ЦРУ, торговля западноафриканскими алмазами – один из источников финансирования исламских террористов из пресловутой «Аль-Каиды»», - прозрачно намекал Кремлю  автор статьи в «РБК-Дейли» Михаил Чернов. Сделка сорвалась, эс-глава Гохрана Герман Кузнецов уволился из АЛРОСА. А 25 февраля   2005 года Рафик аль-Харири, единственный ливанский миллиардер, президент франко-саудовского холдинга Oger International с штаб-квартирой в Париже, был взорван вместе со случайными прохожими. Взрыв на бейрутской набережной стал поводом для первых политических нападок на руководство Сирии, которому приписали убийство – несмотря на то, что фирма Харири строила президентский дворец Асада. Политическая дестабилизация в Ливане стала поводом для так называемой «кедровой революции», мишенями которой были проиранские партии «Хизбалла» и «Амаль», а также для покушения на Махмуда Ахмадинеджада во время его визита в Ливан в октябре 2010 года. Американский публицист Саймур Херш приписывал сценарий убийства Рафика аль-Харири вице-президенту США Дику Чейни. Партия «Хизбалла» предъявила более убедительные улики, включая показания задержанных в Ливане израильских агентов, в пользу версии о том, что Рафик аль-Харири был уничтожен МОССАД. После этого сын экс-премьера, Саад, пошел на сближение с Дамаском. В январе 2011 года, в канун «арабской весны», Саада оклеветали: во время его визита в Вашингтон в Бейруте был распространен текст письма, которое он якобы тайно отправил израильскому руководству. В итоге Харири-младший потерял шансы на пост премьера. Российско-ливанская встреча на высшем уровне планировалась как раз на январь 2011 года. Она входила в планы поездки президента Медведева по странам Ближнего Востока вместе с крупной бизнес-делегацией.  К тому времени выяснилось, что как Израиль, так и Ливан, и Кипр на деле являются энергетически самодостаточными странами: на шельфе Средиземноморья было открыто месторождение «Левиафан» объемом в почти триллион кубометров. Российские корпорации были готовы как участвовать в добыче во всех трех странах, так и строить газопровод в Грецию. Однако Израиль подписал договор о морской границе с Кипром, а с Ливаном – не подписал. За месяц до назначенного визита в Израиле побывал глава комитета по международным отношениям Госдумы Михаил Маргелов. Спустя несколько дней израильские СМИ сообщили, что замглавы МИД Александр Салтанов, готовивший встречу в Бейруте, будет отправлен в отставку. Затем случилась забастовка дипломатов, послужившая поводом для отмены визита Медведева в Израиль. В итоге поездка была урезана до посещения Палестины и Иордании, а затем распространились слухи о грядущей замене Сергея Лаврова на Маргелова, который еще годом ранее произносил в Иерусалиме зажигательные антииранские речи. Конфуз с отменой визита не стал тогда поводом для охлаждения отношений Москвы и Иерусалима. Ведь правление правого премьера Биньямина Нетаниягу, точно по Мошесу, совпало с небывалым расцветом российско-израильского партнерства, притом его пионерами стали именно спецслужбы – в качестве заказчиков БПЛА израильского производства, а также партнеров по обеспечению безопасности Олимпиады в Сочи. Политическим проводником партнерства с израильской стороны стала в первую очередь вновь включенная в коалицию партия «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана. Уроженец Кишинева еще в 1999 году оказался одним из немногих политиков в мире, поддержавших введение российских войск в Чечню и Дагестан. А в декабре 2011 года Либерман, в пику Хиллари Клинтон, публично заявил в Москве, что партия «Единая Россия» одержала честную победу. Неравнодушие российских силовиков к израильским коллегам можно объяснить и без всяких психологических изысков: партнеры удобны уже тем, что говорят по-русски, а значит, и мучиться с иностранными языками не надо – простая и незамысловатая логика принципа наименьшего старания. Да и в самом названии «Наш дом Израиль» («Исраэль Бейтейну») без труда угадывалась калька с имени бывшей российской правящей партии. Другое дело, что особое доверие Москвы Либерман использовал по своему усмотрению весьма оригинально. Так, в ноябре 2011 года он заявил кипрскому журналу «Политико», что израильский МИД «ставит целью создание  внешнеполитического блока, включающего Кипр, Грецию, Балканы, Восточную Европу и Россию». Мишенью экспромта, разумеется, была строптивая Турция. Но поскольку направлением главного удара был обозначен Иран, тот же Либерман посодействовал вооружению Азербайджана, а заодно пролоббировал азербайджанским газовикам сделку по добыче газа на израильском шельфе в обход русских… Сегодня на месте офиса «Московских новостей» строится отель, Аркадий Мошес трудится в Хельсинки, газета возрождается где-то в очередной раз с очередным новым составом. А многие вещи в мире возвращаются на круги своя. Так, за несколько дней до внеочередных выборов в израильский кнессет Аркадий Гайдамак громко напомнил о себе, обвинив в своих экономических и судебных неприятностях главного спонсора движения ХАБАД Льва Леваева - своего бывшего партнера по ангольскому алмазному бизнесу. Досталось и Берлу Лазару – который, по словам Гайдамака, «вообще никакой не религиозный авторитет, а просто топ-менеджер в леваевском холдинге». От него Гайдамак требует через суд компенсации в символический миллион долларов. А одновременно вместе с бывшим хозяином Черкизовского рынка Тельманом Исмаиловым устраивает в Грозном товарищеский матч «Бейтар»-«Терек». Гайдамак пробудился не спонтанно, а после двух обстоятельств – а) снятия с него самого уголовных обвинений одновременно в Израиле и Франции и б) президентских выборов во Франции, где к власти пришли социалисты. Именно с деятелями Соцпартии, а именно с экс-министром обороны Роланом Дюма и сыном экс-премьера Жаном-Кристофом Миттераном, имел неформальные экономические отношения Аркадий Александрович. Конъюнктура середины прошлого года повернулась лицом не только к Гайдамаку. В июле 2012 года были сняты коррупционные обвинения с экс-премьера Эхуда Ольмерта по имущественному делу Holyland. Из заключения был освобожден проходивший по тому же делу экс-председатель совета директоров банка «Хапоалим» Дани Данкнер. В публичную политику Ольмерт не вернулся, но его присутствие на политической сцене живо ощущается. Так, 21 января Ольмерт в интервью Times of Israel обвинил Нетаниягу в растрате $2.9млрд бюджетных средств «на безумные авантюры по подготовке войны с Ираном, которые не реализовались и никогда не реализуются». Упрек прозвучал удивительно вовремя, если учесть изменение тактики Вашингтона в отношении Ирана. С влиянием Ольмерта связывают успех новорожденной партии «Еш атид», неожиданно для социологов вышедшей на второе место на парламентских выборах 22 января. Ее основатель Яир Лапид известен не только как автор популярной публицистической программы на 10-м канале ИТВ, но и как рекламное «лицо» банка Хапоалим, которое  контролирует американское семейство Арисон. Новая партия получила содействие от экс-издателя «Маарив» Амнона Данкнера, который прокомментировал реабилитацию Ольмерта словами: «Государственный прокурор Моше Ладор должен не просто уволиться, а покончить жизнь самоубийством». Сразу же после выборов в Иерусалим нагрянула внушительная межпартийная делегация американских конгрессменов. А в Москве после долгого перерыва приняли президента Ливана Мишеля Сулеймана. До сих пор Россия не использовала Ливан в качестве рычага сирийского урегулирования. И вот с этих отношений как будто был снят некий неписаный запрет – как и с военно-технического партнерства с Бейрутом. Является ли эта «смена вех» признаком самостоятельной «смены вех» в ближневосточной политике РФ? В это можно было бы поверить, если бы «смена вех» накануне не произошла в Соединенных Штатах. СЕГОДНЯ – ТЫ, А ЗАВТРА – Я Эхуд Ольмерт был наследником Ариэля Шарона на посту премьера и главы партии «Кадима». Эта партия (искусственно образованная самим Шароном из той части «Ликуд», которая была лояльна как лично к нему, так и к его плану строительства физической стены между Израилем и Палестиной) стала предметом огульной критики после неудачной кампании в Ливане. А, кроме того, в отстранении Ольмерта была заинтересована Хиллари Клинтон: она сама метила на президентский пост в США, а в Израиле делала ставку на Ципору (Ципи) Ливни. Ципи Ливни, в то время возглавлявшая МИД, заблаговременно почуяла конъюнктуру: в точном соответствии с линией Демпартии США инициировала переговоры с премьером Палестины Саламом Файядом, раскритиковала собственных коллег по партии с трибуны Европарламента, а затем начала «топить» однопартийца Ольмерта. После формальной отставки Ольмерта в сентябре 2008 года она считалась без пяти минут премьером. Однако поддержка из-за океана, где истэблишмент, не предупредив ее, сделал выбор в пользу Обамы, оказалась недостаточной: «Кадима» выиграла выборы, но не смогла сформировать коалицию. В итоге (похожая ситуация наблюдалась в 2011 году в Латвии) новое правительство было сформировано получившим второе место «Ликудом» в альянсе с НДИ и праворелигиозной партией ШАС. С тех пор Ципи одновременно демонстрировала верность линии Белого Дома, особо подчеркивая  свои симпатии к ЛГБТ-сообществу) и строила планы политического возмездия. А в Москве восходящую звезду заблаговременно обхаживали, как ни парадоксально, ревнители православной собственности в Иерусалиме. Казалось, удача повернулась лицом к Ципи летом 2011 года, когда на площади Ротшильд в Тель-Авиве собралась почти 300-тысячная толпа протестующих против повышения цен на творог и аренды на жилую недвижимость. Протест был не более спонтанным, чем в Каире, или ранее в Киеве и Бишкеке, а внешнеполитический бэкграунд состоял в том, что правительство Нетаниягу задумало строить высокоскоростную железнодорожную магистраль, во-первых, дублирующую Суэцкий канал, а во-вторых, на китайские деньги. Вашингтонский месседж «я тебе поверчу» и выразился в протестах а-ля «Оккупай»,  мобилизованных через «Твиттер», а среди пламенных ораторов  преобладали юные дамы в платьях без рукавов и с вызывающими декольте – благо, по замыслу спонсоров, мишенью протестов должны были стать не только министры, но и религиозные евреи. Спонсорами были американский реформистский фонд  «Новый Израиль», Центр ближневосточного мира, учрежденный бизнесменом Дэвидом Абрахамом и конгрессменом-мормоном Уэйном Оуэнсом, на подхвате - местные организации ЛГБТ, режиссер-постановщик – американский политтехнолог Стэн Гринберг. Однако Ципи, во-первых, не приняла в расчет амбиций особ женского пола из конкурирующих партий, а во-вторых, переоценила собственных коллег. Пока на уличных протестах делали себе карьеры Шели Яхимович из «Аводы» и Захава Галь-Он из МЕРЕЦ, Ципи была вынуждена отчитываться перед однопартийцами за нецелевое расходование средств. Ее подсидел экс-глава генштаба ЦАХАЛ Шауль Мофаз, который с небольшим отрывом победил в марте 2012 года на выборах главы партии.  Он рассчитывал на торговлю с Нетаниягу, поскольку у того прошлой весной коалиция шаталась. Либерман, защищавший религиозных от нападок левых, сам объявил им вызов заведомо неприемлемой для них серией законопроектов (отмена льгот, отсрочки от армии для верующих и т.п.) Как раз в это время инициаторы создания нового левого блока пригласили Либермана (как и Лапида) в свои ряды. Он же, в свою очередь, был заинтересован в скорейшем падении правительства, чтобы избраться в новый состав кнессета до суда по давно висящему над ним делу о конфликте интересов. В итоге Нетаниягу отказался от услуг Мофаза и активно притянул к себе Либермана, создав с его партией общий блок «Ликуд Бейтейну». Команда имиджмейкеров Артура Финкельштейна из Вашингтона сулила победу с большим отрывом. В то же время премьер был вынужден приспосабливаться так же, как ранее приспосабливалась его конкурентка Ципи – подчеркивать свою приверженность формальной демократии, лояльность к меньшинствам, а кроме того, убрать на второй план антииранскую риторику и «заткнуть рот» наиболее воинственным членам команды, в частности, Моше Фейглину. Ситуация 2008 года была воспроизведена почти точно: у Нетаниягу, правее которого раньше была только стенка, на глазах выросли конкуренты-милитаристы. Глава Лиги поселенцев Нафтали Беннет, почуяв ветер в спину, бросил на произвол судьбы собственный партийный проект «Исраэлим» и вошел первым номером в ранее «раскрученную» партию «Еврейский дом». В свою очередь, Либерману было теперь некуда деться из фарватера Нетаниягу. Самая активная часть его пиарщиков перешла к Беннету. В свою очередь, мстительная ШАС выпустила антирусский ролик, не столько обидный, сколько смешной. Главе МИД пришлось расплачиваться за собственное интриганство. Но самый неприятный удар в спину нанес бывший заместитель по ведомству Дани Аялон: в отметку за нежелание «Ликуд Бейтейну» включить его в список он дал дополнительные показания на Либермана. Свинью подложил и включенный в список Яир Шамир, сын  знаменитого премьера Ицхака Шамира: он заявил, что Либерман «в любом случае обязан отвечать по закону». И хотя состав обвинений по сравнению с делом Ольмерта был ерундовым, Либерман потерял шансы на получение министерского поста после выборов, благо заседание суда было также отложено. Соратники Либермана изобличали Вашингтон во вмешательстве в предвыборный процесс, а оппоненты из левого лагеря чуяли благоприятную перемену. Ципи Ливни, после ухода из «Кадимы» наскоро слепившая собственную партию «Ха Тнуа», 4 января предложила «Аводе» и «Еш Атид» создать единый блок. Для этой цели она добилась аудиенции у Шимона Переса. Однако никакого эффекта не последовало. Идея оппозиционного блока повисла в воздухе, а Лапид начал делать риторические и политические жесты в сторону «Ликуд Бейтейну», внезапно изменив свою позицию по палестинскому урегулированию. Подсчитывая итоги, многолетним хлопотунам по созданию российского лобби в Израиле остается только прослезиться. В результате маневров Беннета в новый состав кнессета не попал основатель «Еврейского дома» Даниэль Гершкович – министр науки, подписывавший соглашение с Российским космическим агентством. За бортом остались и двое регулярных гостей Москвы из НДИ – Стас Мисежников и Алекс Миллер, и уроженка Ленинграда, экс-модель Анастасия Михаэли. Фракция Либермана сжалась с 16 до 11 человек, а перспективы самого главы МИД под вопросом: суд по его делу начнется только 17 февраля. Неожиданная щедрость, с которой Либерман предложил доверить Яиру Лапиду пост главы Минфина, объясняется просто: Лапид не прочь возглавить МИД. Жест Либермана фактически представляет собой реверанс перед Ольмертом, который держит в руках ключевые нити нового «коалиционного строительства».  Именно Ольмерт в период выборов в «Кадиме» оказал поддержку Мофазу, а сейчас ведет  переговоры о вступлении в новую коалиции «Еш Атид» с «Кадимой» (то есть с Мофазом) в нагрузку. Зато влияние Шимона Переса на предвыборный процесс, по сравнению с Ольмертом, оказалось практически равным нулю. Что случилось с президентом, вполне сохранившим физическую форму (он в очередной раз представлял Израиль в Давосе)? Прошлогоднюю интригу, когда Либерман внезапно получил неофициальное предложение перейти в левый лагерь, к Пересу и Яхимович, трудно было интерпретировать вне американского предвыборного контекста. А также – вне того обстоятельства, что Митт Ромни, встречавшийся в Израиле и с Нетаниягу, и с Пересом, был владельцем компании Bain Capital, а ее гендиректор Орит Гадиш уже давно входила в состав международного совета директоров Центра Переса за мир. «Хамелеонство» израильских политиков, давно раздражающее самих израильтян, не прощается Белым Домом, особенно когда его возглавляет известный своей мстительностью Барак Обама. Помимо этого, новая команда американского президента имеет геополитические приоритеты и личные симпатии, существенно расходящиеся с ближневосточными ставками своих предшественников. Так, номинанту на пост нового госсекретаря США Джону Керри совершенно не интересен флирт Израиля с Азербайджаном. Он столь же близок к армянскому лобби в США, как так называемая «ливанская группировка» в Конгрессе. Самый влиятельный представитель «ливанцев», глава Контрольного комитета Палаты представителей Даррел Исса, был в числе первых, кто бросил камень в Хиллари Клинтон за гибель посла в Ливии Криса Стивенса. С номинантом на пост главы Пентагона Чаком Хейглом, занимавшимся дипломатией на Ближнем Востоке в паре с другим влиятельным «ливанцем» Джорджем Митчеллом, - еще интереснее. В 2010 году он принимал в гостях в США президента Украины Виктора Федоровича Януковича. Среди участников встречи фигурировал собственной персоной Владимир Гусинский. В конце ноября прошлого года, когда основные кадровые решения в США были уже намечены, в Киеве случился скандал: в тот самый день, когда был запланирован запуск терминала сжиженного газа в Одессе, выяснилось, что контракт на его сооружение со стороны испанской фирмы Fenosa подписало не уполномоченное лицо, а некий самозванец, по профессии инструктор по лыжным гонкам. Бенефициарами запуска терминала должны были стать украинская группа DF Дмитрия Фирташа и катарская Qatargas. В итоге скандала было решено пригласить к строительству корейцев. Но самым головокружительным последствием внезапно выявленной подтасовки стала такая смена правительства Украины, при которой от ранее многочисленного лобби Дмитрия Фирташа остался только один человек, да и тот «условно»: министр нефти Юрий Бойко, повышенный до вице-премьера, в период процесса в Стокгольмском суде отстаивал позицию государственной компании «Нафтогаз», а не ее оппонента – компании «Росукрэнерго» Фирташа. С подачи Юлии Тимошенко олигарх и до недавних пор эксклюзивный газовый посредник Дмитрий Фирташ имел в украинских и международных СМИ репутацию партнера всемирно известного теневика Семена Могилевича. На самом деле Фирташ был обязан своей карьерой не Могилевичу, а своему тестю Зиновию Калиновскому, который, согласно публичной версии, сделал состояние на производстве псевдо-импортных джинсов из туркменского хлопка. Именно от зятя он получил свои эксклюзивные контакты в Туркмении. В составе международного совета директоров Центра Переса за мир не встречается фамилия Фирташ. Однако там присутствуют экс-министр культуры Венгрии Андраш Кнопп, учредивший с Фирташем компанию EuralTransGas (предшественницу «Росукрэнерго»), а также почетный консул Туркменистана в Израиле Йосеф Майман. Нынешний председатель совета Зев Фурст – тот самый персонаж, который представил Фирташа американскому послу Уильяму Тэйлору как своего старого друга, специально предупредив, что в Америке «о нем может быть превратное представление». В Израиле он был советником Менахема Бегина, Ицхака Рабина, Шимона Переса и Эхуда Барака, а в США известен как партнер короля политтехнологии Дэвида Гарта, «делавшего» Руди Джулиани и Майкла Блумберга, а также как официальный представитель «Лукойла». При Хиллари Клинтон, зацикленной на информационных технологиях, Фурст тал сопредседателем международной группы советников govWorks, Inc.- «корпорации, осмысляющей значительный потенциал шанса на (создание)  мирового электронного правительства». А в августе 2011 года его избрали президентом компании Cadogan, которая занялась добычей сланцевого газа на Украине - однако не имела успеха. У днепропетровских олигархов, окормляемых Шмуэлем Каминецким, начались проблемы еще весной прошлого года – почти одновременно с фиаско проекта Cadogan. Незадолго до ЧЕ-2012 в городе был убит весьма знаковый персонаж – главный спонсор строительства еврейского центра «Менора» Геннадий Аксельрод. Ранее судимый инвестор был столь высокого мнения о своей личности, что успел построить себе памятник при жизни, но это его не спасло. Местная милиция намекала на еврейско-татарские деловые противоречия. «Настойчиво поговаривают о разборках между группами Коломойского и Ахметова и грядущем «раскулачивании» «Привата», - конкретизировал живо заинтересовавшийся  происшедшим московский «Ежедневный журнал». И в самом деле, глава группы «Приват» и недавний спонсор Юлии Тимошенко, Игорь Валерьевич Коломойский, потерял вначале налоговые льготы для своих ферросплавных заводов, а затем, в конце года - и авиакомпанию «Аэросвит», осуществлявшую рейсы, в частности, в Израиль. Ему сулят судьбу украинского Ходорковского, при полном попустительстве США. Речь идет о том самом всемогущем Игоре Валерьевиче Коломойском, которому рабби Каминецкий собирался доверить – ни больше ни меньше – строить Третий Храм в Иерусалиме… Холдинги Рината Леонидовича Ахметова и Александра Викторовича Януковича, из которых рекрутировано в конце декабря 2012 года новое украинское правительство, - прямые конкуренты днепропетровских олигархов-хасидов во всех отраслях, от энергетики до недвижимости. Напрасно потрясенные сторонники Юлии Тимошенко доказывают, что не она и не ее патрон Павел Лазаренко заказали убийство Евгения Щербаня, а некие наркотрейдеры Хейдар Юсипов и Магомед Алиев.  Все равно виноватой будет Юлия Владимировна. А Павел Иванович так боится возвращаться в Днепропетропетровск, что ищет любую зацепку для продления пребывания в осудившей его Америке… 26 декабря ведущий украинский промышленный портал «Укррудпром» сообщил, дословно: «Могут быть упразднены и квоты на беспошлинную поставку в Россию стальных труб корпорации “Интерпайп”, которые действуют с 2005 года». Да разве такое может быть? Может. Sic transit gloria mundi. Супруги Клинтон на политику Госдепа уже не влияют. А незаменимых людей нет, как и сообществ. Новый глава МИД Украины Леонид Кожара – протеже Виктора Медведчука, бизнес-партнер которого по Одесскому порту, Александр Грановский, приходится сыном одному из руководителей религиозной общины Умани – хасиду, но не любавичскому, а брацлавскому. ОТМЕНА ПРИВИЛЕГИЙ? Когда реббе Шмуэль Каминецкий открывал в иерусалимском Старом городе отреставрированную днепропетровскими олигархами синагогу «Хурва», премьер Биньямин Нетаниягу на церемонию не явился, что в светской прессе было тут же объяснено его страхом перед американцами: церемония была вызовом арабскому большинству исторического района, тем более что синагога находится на территории арабского квартала. Объяснение было неубедительным: не боялся же Нетаниягу в пику Вашингтону и Брюсселю анонсировать новые планы строительства на арабских территориях – в последний раз такая инициатива была выдвинута после голосования в Генассамблее ООН по статусу Палестинской автономии. Другое дело, что главе государства совершенно не обязательно выражать поддержку одному из многих религиозных сообществ.   Более того, Нетаниягу – не только выходец из литовско-еврейского семейства, но и потомок знаменитого Виленского Гаона, Элиягу бен Шломо Залмана Кремера. А знаменитый Виленский Гаон терпеть не мог хасидов, а особенно новомодного (при его жизни возникшего) ХАБАДа. Более того, основанное им движение «миснагдим» в 1798 году написало донос на первого предводителя ХАБАДа, Шнеура Залмана, в результате чего повелением Павла I реббе Шнеур был помещен в Петропавловскую крепость по подозрению в государственной измене. На порталах ХАБАДа утверждается, что книгам его основателей «несколько столетий». На самом деле ХАБАД – одно из самых молодых течений в иудаизме, ему всего два века с небольшим. Мало того, что его не жалуют продолжатели «миснагдим» (в Израиле их называют «перушим»). В самом хасидском сообществе ХАБАД  является «белой вороной». Прежде всего потому, что это единственное хасидское течение, являющееся мессианским. В 1992 году ХАБАД принял псак-дин (постановление) о том, что седьмой реббе в иерархии его духовных отцов, Менахем-Мендл Шнеерсон, является «бехезкат Мошиах» - «потенциальным Мессией». «Реббе Шнеерсон потряс мироздание», - до сих пор пишут адепты седьмого раввина, многие из которых (в XXI веке) считают его бессмертным и соответственно, ныне здравствующим, хотя в 1994 году он скончался, не оставив наследников. «Потрясение мироздания» другие иудеи, в том числе другие хасиды, впрочем, не ощущают – а неверующие тем более. В США к движению ХАБАД публика относится так же, как и к множеству других харизматических сект различных религиозных деноминаций. Считали же себя пророками и основатели секты мормонов, и устроивший массовый суицид Дэвид Кореш из секты «Ветвь Давидова». В истории иудаизма не меньше 20 мессий-самозванцев, начиная с Симона Перейского (I в. до н.э.), из которых наиболее известны Давид Алрой, Авраам Абулафия, Саббатай Цви и Якоб Франк. Ныне здравствует – в тюрьме – некий Гоэль Хатцон, родивший 89 детей от 32 жен (обвинен в сожительстве с малолетними), также провозгласивший себя Мессией. От прочих мессианских сект ХАБАД отличается внушительными финансовыми активами. Широкий прием в члены движения предпринимателей, ранее не отметившихся какими-либо добрыми делами, интерпретируется именно наступлением новой эры – примерно по той же логике, по которой исмаилитский имам Хасан II, объявивший наступление рая, считал, что моральные ограничения отныне отменены. В июне 2011 года на свадьбе дочери Шмуэля Каминецкого открытым текстом и даже с гордостью сообщалось, что отец жениха, Менахем Футерфас, был широко известным в узких кругах цеховиком, профессионально занимался подделкой паспортов в Узбекистане и на Западной Украине и был близко знаком с ворами в законе старшего поколения. По другой линии жених оказался ближайшим родственником Иегуды Кринского – одного из самых известных американских деятелей ХАБАД, который когда-то служил личным шофером последнего ребе Шнеерсона. Как следует из объемистой статьи в англоязычной Wikipedia, озаглавленной «Противоречия, связанные с ХАБАД-Любавич», Иегуда Кринский – активнейший участник не только борьбы за возвращение единоверцам так называемой библиотеки Шнеерсона, но и перманентных судебных разбирательств вокруг имущества американских хасидов. Из текста следует, что непосредственно после смерти Менахема-Мендла Шнеерсона хозяйственная структура, именуемая «Объединенные Любавичские ешивы», странным образом оказалась без средств, после чего несколько лиц во главе с Кринским собрали параллельный орган, объявивший свои права на имущество. Аналогичные сражения, не обходящиеся без рукоприкладства, ведет его племянник Шломо-Бер в Литве. А в самом Израиле сводят счеты два претендента на руководство Молодежной организацией ХАБАД -  рабби Йосеф Ицхак Вильшанский, верящий в бессмертие опочившего Шнеерсона, и «более умеренный» рабби Йосеф Агаронов. В российской газете «Ведомости», которая является партнером Financial Times и рупором бизнес-кругов, ориентированных на Дмитрия Медведева, 25 января появилась статья «Корешки особого значения. Детективная история библиотеки Шнеерсона». Поводом, как нетрудно догадаться, стало решение суда округа Колумбия по иску американского движения ХАБАД-Любавич, согласно которому Россия должна выплачивать ежедневный штраф в размере $50,000, пока коллекция не будет возвращена Ленинской библиотекой. Автор статьи не только проинтервьюировал специалистов РАН, назвавших реальное количество экземпляров книг оспариваемой коллекции – 4425, а не 12 000, как заявляют истцы, но и привел выдержку из публикации «Советской России» 30-летней давности, от 18 февраля 1992 года: ««В 10.30 к входу в Ленинку подкатил автобус, из которого выскочили 30 хасидов. Преградившего им путь постового милиционера С. Сорокина хасиды сбили на пол и стали избивать ногами, бить головой об пол и душить шарфом». В 1992 году «Савраска» имела репутацию «красно-коричневого» издания. Если сегодня либеральные «Ведомости» цитируют ее пассаж о любавичских хасидах без комментариев, значит, конъюнктура складывается не в пользу этого сообщества не только в Днепропетровске и не только в бывшем СССР. Впрочем, интонация дискуссии 22 января на деловом телеканале РБК-ТВ на ту же тему была несколько иной. В центре внимания (и в центре кадра) оказалась Вероника Рафаиловна Ирина-Коган, ректор Международной академии имени Маймонида. Эта дама заявила в камеру весьма любопытные вещи. По ее словам, у верующих евреев нет никаких в мире ценностей, кроме Стены Плача и коллекции Шнеерсона – ну, разве что еще могил. Поскольку верующих евреев, кроме нее и раввина ФЕОР Ицхака Когана, никто на дискуссии не представлял, широкой аудитории осталось верить на слово. Несмотря на то обстоятельство, что в России, как и в США, даже в отдельно взятом сообществе любавичских евреев их официальная организация (в данном случае ФЕОР) не является абсолютным авторитетом. Предмет дискуссии состоял в том, что произойдет с пресловутой коллекцией, если Ленинская (Румянцевская) библиотека подчинится американскому судье Ламберту и возвратит ее движению ХАБАД. И тут зрителю «на пальцах» разъяснили, что ответ на вопрос зависит от единственного человека в мире – той самой Вероники Рафаиловны. Поскольку в сообществе ХАБАД этот вопрос обсуждается некой коллегией из пяти человек, из которой двое всегда голосуют «за», а двое – «против». О методах борьбы не только с государством, но и с религиозными оппонентами участники передачи не упоминали. Как и о том, что Конгресс США снял-таки с России пресловутую поправку Джексона-Вэника, чему ранее противодействовало именно движение «ХАБАД», и это такой же медицинский факт, как смерть Менахема-Мендла Шнеерсона. Как и о том, что «незаменимая» академия имени Маймонида, учреждена как раз для получения библиотеки Шнеерсона, занимается видами деятельности, не только далекими от религии, но и враждебными ей – например, психоанализом. И подобно американским коллегам, попадает в странные скандалы – взять хотя бы участие двух студентов чеченской национальности в межнациональной драке, причем в торговом центре, принадлежащем еврейским, но не хасидским предпринимателям. И о том, что за небольшую долю тех средств, которые истрачены на самоутверждение секты в Нью-Йорке, Мельбурне, Москве и Днепропетровске, заштатный поселок Любавичи можно было превратить если не в город, то в мемориальный центр с отелями и капитальным зданием музея со штатом сотрудников, а не с избой с одним охранником, как сегодня. Удалось же брацлавским хасидам сделать Умань, где похоронен их учитель реббе Нахман, образцовым центром паломничества, где, по данным украинских  СМИ, туристы ежегодно оставляют до 3млн долларов, а несколько сот квартир приобретено в собственность гражданами Израиля. И совсем уже странно, что никто, вплоть до осведомленного в ближневосточной тематике ведущего программы «Форум» РБК-ТВ Игоря Виттеля, не задался вопросом о мессианстве. А ведь интересно, готов ли раввин Ицхак Коган благословить немедленное возрождение Иерусалимского Храма, коль скоро Мессия жив и бессмертен. Впрочем, все эти вопросы могут еще возникнуть. Ситуация вокруг пресловутых рукописей, лишь частично имеющих отношение к ХАБАД и к хасидам вообще, стала какой-то нервной. Как и вокруг особых прав и возможностей определенной части украинского бизнеса, особо приближенной к Шимону Пересу. У израильского президента, как и у ребе Шмуэля Каминецкого, весьма пестрое и даже неоднозначное окружение. Так, в том же международном совете Центра Переса за мир состоит, например, банкир Брюс Раппапорт – деятель со столь сомнительной репутацией, что статья о нем из англоязычной Wikipedia просто изъята. Господин Раппапорт имел прямое отношение к банку BCCI, который отмывал деньги афганских муджахедов в годы противодействия СССР, и в совете директоров которого состояла одна из жен Усамы бин Ладена. С двумя представителями семейства Ротшильдов он сочетается столь же естественно, как и с опекуном «нового ислама» Бернаром-Анри Леви, а также гуманистом всех времен и народов Михаилом Сергеевичем Горбачевым. Неизвестно, будет ли новый состав американского Госдепа столь же активно заниматься подрывными информационно-психологическими операциями, как предыдущий, или же предпочтет временно сэкономить на этом удовольствии. Однако конфискациями теневых состояний, хотя бы по тем же насущным экономическим причинам, он стопроцентно будет заниматься. И нельзя исключить, что под критерий отмывания незаконных средств теперь попадут не только русские, итальянские, мексиканские и японские, но и еврейские теневики. Так, в Польше ФБР может добраться до «короля недвижимости» Александра Гольдберга – тестя вышеупомянутого Зеева Фурста. Тем более что к Гольдбергу давно есть претензии у правоохранительных органов Австралии, где он считается крупнейшим мошенником за весь прошлый век. Неизвестно, поможет ли ему коллега Джозеф Гутник, еще один родственник разветвленного семейства Кринских-Футерфасов. Тем более что, как уже было сказано, незаменимых партнеров нет – в том числе и в теневой алмазной отрасли. Получившая геополитический карт-бланш из Вашингтона франко-саудовская «ось» по этой части родственна армянской и ливанской диаспоре. «Наводить порядок» в Центрально-Африканской республике, где очаги вооруженной межпартийной борьбы удивительно совпадали с географией алмазных месторождений, Вашингтон французам не помешал. Увлекательный передел мира только начинается, а религиозные чаяния, как и прежде, будут играть в этом переделе исключительно удобную роль прикрытия или средства экономии. В самом деле, во времена мирового кризиса алмазный рынок нуждается в сокращении издержек, а самый удобный оператор на любом теневом рынке – тот, кто борется за идею, а не за гонорар. А для исламского фундаменталиста из сахельской саванны призрак халифата – примерно то же, что для днепропетровского бандюгана призрак Третьего Храма. Константин Черемных

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter