"Ху из мистер непарламентская оппозиция?"

"Ху из мистер непарламентская оппозиция?"
Новость

21 ноября 2013, 14:26
"Ху из мистер непарламентская оппозиция?"

После неудачи «снежной революции», когда сотни тысяч людей мирно протестовали против сложившейся политической системы, последующего раскола в правящей элите и контрреформ Кремля, власть встретилась с лидерами оппозиции. Владимир Путин понимает, что надо менять систему «сверху», пока она не поменялась «снизу», но исходя из политических решений, плана у президента еще нет и встреча с контрэлитой может стать рупором для развития России.

Путинская «стабильность» 2000-х перешла к неуверенности системы в среднесрочной перспективе (5-10 лет). Президент в преддверии 20-летия Конституции и создания современной России встретился с лидерами непарламентских партий.

Парламентскую реформу Дмитрия Медведева, спущенную сверху после «Болотной», можно рассматривать как стратегию по рассеиванию оппозиционных сил и, как легализацию внесистемной оппозиции, которая дала свои плоды. Человек, без которого «вертикаль власти» не будет работать, обсудил и попытался услышать институализированную контрэлиту.

Обсуждалась повестка дня. Лидер РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков снова предложил освободить политзаключенных, к которым он причислил обвиняемых по «болотному делу», задержанных во время акции шестого мая, активистов Greenpeace и ряд других (у оппозиции сформирован список из 70 политзэков в который входят весь спектр осужденных активистов), передав его президенту.

Была затронута и амнистия, к которой Владимир Путин относится со скепсисом «нам ни в коем случае нельзя создавать в обществе какую-то нервозную обстановку, что завтра на улицы наших городов выпустим каких-то уголовников». Хотя непонятно, почему такая обстановка может возникнуть, ведь амнистия должна коснуться людей совершивших экономические преступления (отметим, что 80% решений российских судов обвинительные, значит если вы попали в суд, то на 80% вы попадете в тюрьму или получите условный срок) и правонарушения средней тяжести.

Путин подтвердил свое мнение по поводу ЛГБТ сообществ, к которому он относится без ненависти, уточнив, что не хотел бы увеличения числа геев (если это, конечно, зависит от законов и указов, что совершенно не так). «Все это было связано с ограничением пропаганды среди несовершеннолетних», - сказал Владимир Владимирович.

Остальные «лидеры внесистемной оппозиции» говорили и предлагали президенту инициативы на подобии внутриорганизационной политики Евросоюза «codecision» (совместное принятие решений), которые не идут в разрез с существованием сложившейся системы, а затрагивают частные случаи.

Митрохин про ксенофобию и «Санрайз», лидер «Гражданской платформы» Михаил Прохоров про своего мэра Урлашева. «Патриоты России», «Родина», «пенсионеры за справедливость», «Правое дело» и «Коммунисты России» вообще не могут рассматриваться как внесистемная оппозиция, это просто внепарламентские партии по интересам, которые хотят набрать голоса на сложившихся трендах в политике. Их лидеры говорили, как необходимо быть патриотичным, еще больше ограждать гомосексуалистов, делать приемлемые барьеры для участия в выборах.

Если бы не пришёл Владимир Рыжков (за что его клеймят однопартийцы, в особенности Илья Яшин), встреча была бы похожа на спектакль в классических традициях театрала Владислава Суркова, но получился диалог.

После 100 000 болотной, когда по выражению Владислава Суркова «вышли лучшие люди» (последующие проблемы Владислава Юрьевича и временное отстранение от работы известны), «хождения в народ» Алексея Кудрина (единственный кто называет Путина на ты), которому тоже пришлось сменить место работы стало понятно, что сформировавшийся при Владимире Путине средний класс хочет перемен, да таких, как в конституции записаны (со всеми свободами и правами), но пока нет ни одной политической силы, которая готова представлять ее интересы и которой эти "лучшие люди" готовы делегировать свое представительство на подобных встречах.

«Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.», - гл. 1ст.3.1

Средний класс получил конституцию по полной, в виде «бюджетного» большинства на Поклонной горе. В демократической системе правит большинство и большинство на стороне Путина. И нельзя не согласиться с Владиславом Сурковым, что большинство — это не лучшая часть россиян.

Но делают революцию не «конституционное большинство», а деятельное относительное меньшинство, вооруженное популярными идеями и нуждами общества.

Вертикаль власти постепенно превращается из спасителя страны в рудимент, тормозящий развитие, и власть это понимает. В Кремле это понимают, там сидят люди, только для популярности употребляющие слова «мочить в сортире» и прочие сленговые обороты, ведь армия поклонников Стаса Михайлова в разы больше ценителей оперы или балета, а демократия держится на большинстве.

Экономические, культурные, исторические, глубокие связи между Россией и Западом, дополненные стремлением современной политической элиты «жить и учиться «там» неизбежно должны привести страну к логическому концу - «западной демократии».

Но, чтобы это сделать надо поделиться монополией на власть, иначе государство скатиться в авторитаризм, а российская элита не хочет быть как «последний диктатор Европы» Александр Лукашенко, которому вместе с семьей путь в Европу и все возможности – закрыты.

России нужна «мягкая посадка». И у Владимира Путина есть возможность провести демократические и экономические реформы подобно нынешнему королю Испании Хуану Карлосу, которому досталось после смерти диктатора Франсиско Франко авторитарная страна с чекистами и военными преступниками у власти.

Отметим, что королю Испании пришлось провести чистку рядов, подавить бунт военных и допустить свободные выборы в стране, на которых правящая партия проиграла.

Если президент не испугается по-настоящему реформировать Россию, то он войдет в историю подобно Ивану III, если останется вертикаль, в необходимости которой сомневаются даже бывшие «НАШИсты», то Владимир Путин станет вторым Брежневым, при котором вроде и колбаса была дешевая и танки с ракетами.

Но после Брежнева (при котором Россия была посажена на нефтяную и газовую иглу, а уровень роста экономики снизился до 0,2%, в отличие от Хрущевских 15-20%) наступает «перестройка», за которой идет революция. И реформы, которые можно провести сейчас, будут проведены в будущем без сильного властного ресурса, что породит хаос.

Пётр Василенко

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter