Как ФОМС и Минздрав немного «придушили» фондом «Круг добра»

Как ФОМС и Минздрав немного «придушили» фондом «Круг добра»
Как ФОМС и Минздрав немного «придушили» фондом «Круг добра»
21 июня, 16:27ОбществоФото: pixabay.com
Фонд обязательного медстрахования и Минздрав чуть было не усложнили жизнь людям с орфанными заболеваниями. Но вроде бы чиновники одумались.

Фонд обязательного медстрахования придумал, как немного (но вполне смертельно) осложнить жизнь отдельным категориям тяжелобольных. Есть такая штука как орфанные заболевания, т.е. заболевания крайне редкие, зато мучительные и трудно излечимые, а то и совсем неизлечимые.

Естественно, лечить каких-то пару десятков человек, париться из-за этого c отсутствующими в стране технологиями, протоколами лечения и лекарствами никто особо не собирался. Пока в дело не ввязался главред «Новой газеты» Муратов, который в своем эмоциональном пробивном стиле поднял бешеную бучу вокруг спинально-мышечной атрофии и лекарства для неё «спинразы» (за какие-то бешеные миллионы за один укольчик).

Муратов умудрился на какой-то из официальных встреч донести проблему до президента, и президент проникся страданиями умирающих детей. В достаточно сжатые сроки из ниоткуда возник благотворительный фонд «Круг добра», которому оказалось можно всё, чего другим благотворителям нельзя, в частности, - закупать лекарства, которые Минздрав с Росздравнадзором, по своим каким-то основаниям, не регистрируют и не допускают в Россию. Дело потихоньку стронулось.

Но «Круг добра» - не единственная благотворительная организация в стране. Благотворители эти сидят в печёнках у отвечающих за медицину ведомств, потому что норовят давать то, что нужно, и так, как нужно, а не то, что наопределяли ведомственными инструкциями и протоколами.

В частности, ФОМСу это создает любопытную проблему. Вот есть болезнь такая-то, есть принятые всякими бумажками с печатью протоколы её лечения, по каждому из них у ФОМСа циферка прописана: за лечение болезни такой-то по протоколу такому-то перечисляем лечебному учреждению столько-то рублей.

А тут приходят родственники больного с полученным у благотворителей лекарством и просят его, допустим, прокапать. И как это ФОМСу считать? У него в протоколе совсем другое лекарство. И его не капают, а, например, в филейную часть колят или вообще таблетку дают.

За неиспользованное лекарство из протокола ФОМСу платить как-то глупо. Это теперь надо все прайсы свои переписать, отдельную строчку «инфузия принесенного пациентом с собой препарата» вводить и вообще весь свой эксель переколбашивать. ФОМСу это надо? Нет, не надо. Люди мучаются и мрут? Ну, а чего они мимо протоколов ходят, которые умные люди придумали, – вот пусть и страдают за это.

В общем, надоели ФОМСу эти попытки самодеятельности. И Минздрав с подачи ФОМСа придумал гениальное: специальным приказом с 1 июня официально отказано в оплате за счёт средств ФОМСа, если «препараты предоставляются иной организацией, действующей в интересах пациента, из иных источников финансирования».

И ещё недавно, когда они там свои людоедские приказы подписывали, все бы прокатило. Но подписывали приказ, когда «Круга добра» не было, а вступил он в силу, когда «Круг добра» есть.

А «Круг добра» - это не благотворительный фонд какой-нибудь Нюры Мессершмидт или Маши Агавы. Он не просто создан по президентскому поручению и не просто финансируется за счет тех самых дополнительных 2% подоходного налога с богатых, которые президент с такой помпой ввёл, - по имеющимся сведениям, расчувствовавшийся от пламенных речей Муратова Путин направил в этот фонд средства из личных, скажем так, сбережений.

А Минздрав ему, что ты, мол, какой-то «иной», и мы тебя знать не знаем. Ну, Минздраву, ФОМСу и всем причастным очень быстро и крайне убедительно разъяснили, кто тут, на самом деле, «иной» и кому быстро строиться в две шеренги.

В результате в СМИ полетели заявления медицинских начальников, в которых они мучительно пытаются отпетлять от своих бюрократических косяков и разъяснить, что совсем не то имели в виду, и что их «нельзя», конечно же, не распространяется на такие-то и такие-то случаи, да и вообще означает «можно». Но на этом дело не кончилось: Яровая с Исаевым моментально внесли в Думу законопроект об использовании лекарств, которые медицинские чиновники не удосужились зарегистрировать, при лечении детей. И там сейчас будет такое «можно», что оно будет больше похоже на «нужно», а целые наборы приказов и инструкций минздравам, здравнадзорам и ФОМСам придётся тихонько убирать под сукно и выводить из обращения.

И умные аппаратчики из Минздрава немедленно поддержали инициативу и вылезли с предложением повысить «детский» возраст при лечении смертельных заболеваний типа онкологии до 21 года. За эту инициативу им, по нашим данным, позволено сохранить лицо: каяться прилюдно не придётся. А вот перелопачивать эксель-таблички и учитывать в них нюансы реальной жизни придётся точно.

Авторство данного материала принадлежит телеграм-каналу «Новый век». Текст размещён с минимальной редактурой, мнение редакции может не совпадать с мнением авторов «Нового века».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter