Канава-таки-яма

Канава-таки-яма

Канава-таки-яма

18 мая 2013, 13:33
Общество
Канава-таки-яма

7 мая газета «Известия» сообщила, что Республика Узбекистан отказалась от своего павильона во Всероссийском выставочном центре – по той причине, что не хочет больше вспоминать об общей жизни в Советском Союзе. Отзвука этот жест не вызвал – хотя бы потому, что на центральных телеканалах не фигурировал, в отличие от новостей с других континентов. НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ? Казалось бы, ничего особенного и в самом деле не произошло: павильону уже нашли применение, там будет квартироваться Русское географическое общество. Однако недоумение остается: ведь совсем недавно, 15 апреля, президент Узбекистана Ислам Каримов после долгого перерыва посетил Москву, и тогда – меньше чем за месяц до жеста с ВВЦ – телеканалы сообщали об этом наперебой как о дипломатическом достижении нашей страны. Правда, одновременно с тогдашним визитом звучало много, мягко говоря, неуважительных слов в адрес соседней республики – Таджикистана, вдруг уличенного в железнодорожной антисанитарии. К началу мая реприманды в адрес Душанбе отзвучали вместе с улыбками Узбекистану. Что успело произойти за эти три недели? В Ташкенте и Душанбе – в общем, ничего особенного не произошло ни с властью, ни с населением. На месте и Каримов, и Рахмон, и их долгожительству в креслах многие могли бы позавидовать. В Москве тоже вроде бы ничего не случилось. Хотя вроде как должно было случиться. 17 апреля политически просвещенная публика ожидала неких резких движений, которые должны были воспоследовать за докладом председателя правительства Госдуме. Ходили упорные слухи, что правительство после этого оклада отправится «на выход». А особо осведомленные инсайдеры сообщали, что первым актом сценария будет демарш председателя КПРФ Геннадия Зюганова, который начнет разгромную речь с ситуации в сфере образования, а закончит требованием импичмента премьера. Однако в этот день ни одна правительственная карьера не пострадала. Зато 8 мая одна крупная должность в исполнительной власти стала-таки вакантной. Совсем не та, которая предсказывалась. Зато тяжелая фигура, выпавшая из седла, была куда более узнаваемой как для внутренней, так и для внешней аудитории, чем министр Ливанов – в связи с чем по Кремлю в западной прессе не проехался только ленивый. ДВА КОНЦА, ПОСРЕДИНЕ ДЫРКА Об отставке Владислава Суркова наиболее образно написал Максим Соколов: согласно его метафоре, прирожденному Талейрану предложили исполнить роль Фуше, но он никак не мог с ней справиться. Западные мэйнстримные СМИ до столь далеких исторических параллелей не возвысились, поскольку в их убогом воображении Сурков как был, так и остался кукловодом, и порукой тому – господин Prokhorov с печальной историей своей расколотой партии. Западному медиа-мэйстриму недоступны тонкие душевные движения российского (точнее, московского) творческого класса, в глазах которого Сурков был единственным чиновником-интеллектуалом. Тем более непонятна извне реплика умудренного транснациональным опытом политтехнолога и галериста Марата Гельмана: «сначала вычистят сурковскую клиентелу, потом медведевскую, потом сечинскую". В таком полете фантазии политтехнолога, на первый взгляд, таится парадокс и для заинтересованной отечественной аудитории. Ведь Сурков и Сечин явно на разных полюсах. Владислав Юрьевич не пожалел времени и риска, чтобы с трибуны Лондонской экономической школы вступиться за Виктора Феликсовича Вексельберга, компанию которого поглотила «Роснефть», с последующей чисткой Тюмени и Югры от кадров поверженной соперницы. Однако Гельман не один такой проницательный. Незадолго до, и независимо от, об исходящей от Игоря Ивановича Сечина стратегической опасности предупреждал упоминавшийся нами ранее портал «Руспрес». Там об Игоре Ивановиче были написаны просто леденящие душу сведения: что он якобы опекал петербургских авторитетных персонажей, поставленных на заметку испанской прокуратурой, а вместе с ними покрывал сомнительный бизнес Михаила Мирилашвили, через которого якобы – иначе было никак – познакомился с диамантером Львом Леваевым. Соль этой написанной на коленке в Киеве галиматьи состояла в том, что Игорь Иванович не просто так через своего подручного Щербовича заполучил пакет акций сети «ВКонтакте», а по причине – внимание! - собственных претензий на президентское кресло. И даже либеральная «Новая газета» только прикидывается либеральной, а на самом деле работает-де на тот же сценарий сечинского президентства… Жанр, в котором исполнена очередная фантазия «Руспреса», отнюдь не оригинален: столь же вольно, например, германский правдоискатель Юрген Рот связывал имя президента Владимира Путина с петербургской «тамбовской группировкой». Однако в Кремль не особо реагировали на эти писания, и правильно делали. Другой вопрос, что фантом, созданный «Руспресом» (напомним, он принадлежит киевскому лоббисту Шувалову, приближенному к блестящим в некоторых местах персонажам с фамилиями на «-чук»), в Кремле, похоже, приняли за чистую монету. Во всяком случае, беспрецедентный флирт Кремля с Японией трудно интерпретировать иначе как поиски противовеса китайскому лобби. Самая заинтересованная в российско-китайском партнерстве российская корпорация называется «Роснефть». Этот «монстр», как его именую на Западе, действительно укрепил свои позиции: после того, как 3 апреля ее глава Игорь Сечин подписал стратегическое соглашение с «Базэлом», бенефициаром правительственной программы перевода автотранспорта на газомоторное топливо оказалась именно «Роснефть», а не «Газпром». А роль «троянского коня» «Роснефти» в правительстве успешно сыграл – причем не в первый раз – Аркадий Дворкович. Да и как мог Дмитрий Анатольевич не внять его аргументам, если они были поданы на стол в Нижнем Новгороде 9 апреля под его любимым экологическим соусом? Нельзя сказать, что визит Синдзо Абэ в Москву не оставил равнодушным Пекин. «Разве русские мудрецы не видят, что подарки, которые везет с собой Абэ – это просто часть стратегии возвращения островов?» - удивлялась Xinhuanet. Тогда же китайские историки напомнили со страниц «Жэньминь жибао», что спорной территорией являются не только острова Сенкаку, но и Окинава. Тем более не могло быть безразлично Пекину показательное посещение премьером Вьетнама ангара с построенной для него подлодкой в Калининграде. Особенно учитывая не менее актуальную напряженность вокруг спорных Парасельских островов. Особенно учитывая тот факт, что если флирт Москвы с Токио интерпретировался заинтересованностью в японских инвестициях и технологиях, то с Вьетнамом все было ровно наоборот. Патриотическая общественность, запаниковавшая было из-за Курил, успокоилась вьетнамской Камранью, откуда россияне ушли – помнится, по совету Глеба Павловского, а теперь вернулись. Если бы не уходили, сегодняшнее возвращение не выглядело бы столь тенденциозно в глазах даже не ЦК КПК и командования НОАК, а самого обычного китайца. Зато «японцы сделают «Новый берег» комфортным для инвалидов» (заголовок портала Restate.ru о проекте в Сестрорецке, по которому было подписано соглашение с Синдзо Абэ). Теперь у российского влияния два конца – Калининград и Камрань, а посредине дырка. «У Вьетнама протяженная морская граница», - пояснял вьетнамский премьер. Большая-то она большая, но увы и ах, куда короче, чем сухопутная граница России с Китаем. Эту разницу можно не заметить только в очень сильно невротизированном восприятии. О чем киевский интриган Шувалов и старался. СМЕНА КАРАУЛА НА ПОЛЕ ЧУДЕС Сразу же после показной дипломатической акции в Калининграде (кстати, недавно состоявшаяся передача Германией Израилю новой подлодки обошлась без премьеров и прессы, и ничего) российские телеканалы заплакали о горькой судьбе топ-менеджеров компании ТНК-ВР, которым коварная «Роснефть» порекомендовала после поглощения уволиться по собственному желанию. Обездоленные господа Фридман и Хан уже покорили телезрителя своим путешествием в израильскую глубинку с бедуинами. Но драма коснулась не всего топ-менеджмента ТНК-ВР. Внимательный зритель телеканала «Россия-24» мог обратить внимание на тот факт, что главная «жертва» вышеназванного поглощения, срубившая головокружительный кэш, поживает совсем неплохо: несмотря на возбуждение уголовного дела по возглавляемому им фонду «Сколково» эта самая жертва поглощения по имени Виктор Феликсович Вексельберг скромненько, сбоку, фигурировала в делегации президента РФ в Нидерланды – вместе с Алексеем Борисовичем Миллером, которого «Руспрес» трогательно защищает от злых козней Сечина. И даже подписывала там очередной инновационный контракт. И даже не по нефти, а по биотехнологиям. А 17 мая Виктор Феликсович участвовал в заседании правительства по инновациям. Зря, получается, глава пресс-службы Следственного комитета упрекал «не нуждающегося человека из списка Forbes» в том, что ему поручили беречь честь «Сколково» снову, «а он взял, да и под влиянием Зоны положил себе оклад в 2млн, и только после проверки Счетной палаты снизил до суммы, более уместной для стартапа». И зря патриотическая общественность расценивала отставку Суркова как признак грома и молний над сколковским «полем чудес». Не заметив, что уход Владислава Юрьевича – напомним, по собственному желанию – день в день совпал с соглашением между «Роснефтью» и Чеченской республикой по инвестициям в новый НПЗ в размере, превышающем республиканский бюджет. Не то чтобы Владислав Юрьевич перестал быть личным другом Рамзана Ахматовича – он перестал быть нужным человеком. Обидно, да? Теперь вместо Суркова бесценное «поле чудес» будет курировать экс-министр образования Андрей Фурсенко. Нельзя сказать, что эта фигура популярна в широких массах населения. Но происходит эта фигура ровно оттуда же, откуда вышел несравненно более популярный академик Жорес Иванович Алферов – а именно из петербургского Физико-технического института им. Иоффе. Более того, новые полномочия Фурсенко можно считать некоей компенсацией этой научной школе за то, что не она получила контроль над Российской академией наук. А с другой стороны, в период активной деятельности «ЦСР-Северо-Запад» именно Андрей Александрович Фурсенко специализировался в нем на японском направлении. От Гельмана и политтехнолога Шувалова сверхценными идеями заразилась итальянская La Repubblica – по случаю покупкой «Роснефтью» 13,7% акций итальянского энергохолдинга Saras. Газета прослышала откуда-то про личную записную книжку в кожаном переплете, в которой Игорь Грозный - так итальянский автор окрестил главу «Роснефти» - якобы носит с собой секреты бизнес-конкурентов и чиновников. Нет спору, Александр Македонский, конечно, герой – но зачем же стулья ломать? Курс на сближение с Японией разворачивается столь же стремительно, прямолинейно и поэтому неуклюже, как еще год назад – показная свара с теми же японцами по поводу тех же Курил. Зеркальную противоположность усугубляет патриарх, который тогда окормлял Курилы, а сегодня, наоборот, - Харбин (этому порадовались в Ватикане, что также не может вызвать у Пекина приятные исторические ассоциации). Можно, конечно, порадоваться, что западный медиа-мэйнстрим не улавливает всего диапазона метаний, свойственных русской душе. Правда, вообще-то нашей власти впору больше интересоваться тем, что о ней думают ее подданные. А подданные не знают, что и думать. Не далее как 7 мая, за день до отставки кукловода-интеллектуала, Кремль нашел поразительный общий язык с главой американского Госдепа. Прошла ровно неделя, и тот же Госдеп фигурировал в фильме Аркадия Мамонтова как источник оранжево-революционных злодействий, что точно совпало с арестом шпиона с птичьей фамилией, картой Москвы и высокотехнологичным огнивом для ее подсветки. Так с кем и зачем мы сближаемся? В октябре 2011 года мы услышали вполне внятную инициативу создания одного из полюсов нового мира на основе Евразийского союза. Сразу после этого у нас произошла Болотная, а в Казахстане – жанаозенский бунт. После чего смысл акции «оккупай Абай» был вроде бы ясен и без Мамонтова. А когда мы знаем, где и с кем кучкуются наши либералы, вплоть до советника гендиректора РОСНАНО, образ врага вроде как не требует уточнений. Или требует? ПЛОДЫ РЕВЕРАНСОВ В процессе обсуждения фильма «Болото» Александра Бузаладзе на ТК «Россия», в студии «Специального корреспондента» 14 мая, директор Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника Крашенинникова заспорила с профессором МГИМО Андраником Миграняном, с которым редакция связалась в Нью-Йорке. Там г-н Мигранян возглавляет филиал российского Института демократии и сотрудничества, созданного в 2008 году для задач контрпропаганды. У Вероники Юрьевны подход бескомпромиссный: все, что бы ни финансировали США в нашей стране, преследует их политические цели. Андраник Мовсесович утверждал, что в Америке не все политики являются интервенционистами, и на мероприятии Carnegie Foundation, где он недавно присутствовал, большинство было против недружественных действий к нашей стране. Более того, к таким политикам, не настроенным на недружественные действия, он конкретно отнес госсекретаря Джона Керри и министра обороны Чака Хейгела. В прошлом году у Андраника Миграняна случился другой спор – с известным американским экспертом по России Томасом Грэмом. Тот поймал Миграняна на тезисе о том что Россия с Америкой если и могут дружить, то против некоей третьей стороны. И уточнил, что цель стратегического диалога – расширить для каждого из участников стратегические возможности преследовать собственные интересы. Помимо этого, Томас Грэм специально подчеркивает, что стратегический диалог США допускают и с заведомо неравным партнером, приводя в качестве примера Израиль. В тот самый день, когда транслировался фильм Мамонтова, а посла Майкла Макфола, подчиненному Джона Керри и бывшему сотруднику Carnegie, приглашали в МИД по делу его подчиненного Райана Кристофера Фогла, в эфире РБК-ТВ исполнительный директор Российского еврейского конгресса Бени Брискин весьма эмоционально утверждал, что у Израиля больше доверия к руководству России, чем к Бараку Обаме. Можно вспомнить и наблюдение Владимира Путина, озвученное между Болотной и инаугурацией – о том, что сегодняшнее руководство США вообще не строит союзнические отношения: они подменены отношениями вассального подчинения. Может быть, после того, как Хиллари Клинтон, у которой возникла мгновенная аллергия на Евразийский союз как на «попытку воссоздать СССР», сменил Джон Керри, этот подход изменился? Скоропостижный флирт с Японией объяснялся в телеэфире острой потребностью России в инвестициях. На самом деле инвестиционный климат испортился не после разгона Болотной и не после уголовных дел Развозжаева и Навального, как бы их родственникам и симпатизантам того ни хотелось. Он испортился после кипрской конфискации, которую отечественный медиа-мэйнстрим почти в один голос объяснял действиями Германии. В феврале 2011 года «арабская весна» столь же уверенно и эмоционально объяснялась происками Саудовской Аравии и саблезубых «Братьев-мусульман», взявшихся невесть откуда. Телеэкран устами Евгения Сатановского и Ариэля Коэна продолжал нам это вдалбливать даже после того, как Хиллари Клинтон на голубом глазу заявила: «Мы (то есть США) ведем информационную войну». В заблуждении, напомним, пребывал тогда не только телезритель, но и самые влиятельные люди в стране. Тогдашний президент Дмитрий Медведев и глава «Газпрома» Алексей Миллер подписывали в Риме соглашение с ENI о разработке шельфа в Ливии, когда Бенгази и Мисурата уже были захвачены мятежниками. В этом, 2013 году, а именно 21 марта, тот же Дмитрий Анатольевич излагал европейским корреспондентом свое возмущение двойными стандартами, продемонстрированными при подходе к Кипру. И в качестве антитезы привел Британские Вирджинские острова, которые почему-то не интересуют европейских борцов с отмыванием денег. И как и два года назад, спустя каких-то десять дней выяснилось, что бывшее первое, а ныне второе лицо в государстве село в лужу. Поскольку 3 мая вовсе не германская, а американская организация под названием «Международный консорциум журналистов-расследователей» опубликовало перечень бенефициаров Британских Вирджинских островов (BVI). А узкий круг трансатлантических изданий произвольно выбрал из этих имен: а)помощника французского президента Олланда, б) двух топ-менеджеров «Газпрома», в)супругу первого вице-президента РФ Игоря Ивановича Шувалова (не путать с киевским тезкой). Были и другие имена, но эти назывались во всех «уполномоченных» СМИ. Французский президент вышел из положения интересным образом: он отправился в Пекин. По возвращении «баллон», катившийся на него, развернулся обратно против его предшественника Николя Саркози. Великобритания, к юрисдикции которой относятся BVI, поставила вопрос о радикальном изменении конструкции Европейского Союза, а одновременно с встречей Кэмерона и Ангелы Меркель группа консерваторов прибыла в Германию на съезд оппозиционного «Альянса за Германию». Чем ответила самая пострадавшая в кипрской конфискации страна – Российская Федерация? Чисткой собственного парламента, которую можно было произвести раньше или позже, но совсем не обязательно в синхрон, однозначно воспринимаемый извне не как синхрон, а как исполнение инструкций. А еще - приглашением международной бюрократии из ОЭСР на налоговый форум в Москве. Каков эффект этой стратегии реверансов? Крупно или мелко видят Москву на Западе? Тут можно привести несколько цитат. Джон Керри: Террорист Джохар Царнаев набрался радикальных исламских взглядов в 2012 году в Чеченской республике. Гюнтер Эттингер, еврокомиссар по энергетике: «Антимонопольное расследование в отношении «Газпрома» в Европе продлится долго, может быть, целый год». Райнхард Митшек, председатель совета директоров консорциума Nabucco: Наш проект будет освобожден от условий европейского Третьего энергопакета. Какой ответ, в свою очередь, следует от официальной Москвы на эти месседжи от высоких лиц? Ответом на первый месседж можно было бы считать задержание шпиона с картой и огнивом в момент вербовки офицера, работающего как раз по Кавказу. Если бы не один нюанс: это произошло уже после визита Джона Керри, посетившего Сочи и обещавшего там содействие в обеспечении безопасности Олимпийских игр. Причем не по линии ФСБ, на которой лежит вся антитеррористическая нагрузка, а по линии СВР – обидно, да? Ответом на второй месседж можно было бы считать контракты газовиков с Японией. Если бы не такие нюансы, как проверка «Газпрома» Счетной палатой, а также предложение Валентины Матвиенко, не моргнув глазом, «Газпромнефти» убираться из Санкт-Петербурга восвояси в Омск. Ответом на третий месседж можно было бы считать распоряжение премьера о разрыве контракта с Азербайджаном по транспортировке нефти в Новороссийск. Если бы не тот нюанс, что градус отношения Москвы с Баку обратно пропорционален влиянию Джона Керри и его команды в Вашингтоне. Напомним, улыбчивый Керри предлагал «снести Азербайджан», к восторгу армянского лобби в Конгрессе. Кстати, Андраник Мигранян – член Союза армян России, о чем представлявший его Аркадий Мамонтов забыл упомянуть. Кстати, одновременно с Москвой боком (спиной не получается) к Азербайджану начал поворачиваться Тбилиси. Помимо министерских заявлений, выражается это в реанимации «повисшей» было идеи открытия железнодорожного сообщения вдоль побережья Черного моря. И наоборот, строительство магистрали Баку-Тбилиси-Карс, к изумлению посетившей ее турецкой делегации, показательно заглохло. В разоблачительном фильме «Болото» в разных позах изображался питомец Республиканской партии США Михаил Саакашвили. Между тем Грузией управляет совсем другой человек, и этого человека, премьера Бидзины Иванишвили, откровенно лоббировали те же самые лица, что приводили к власти Джона Керри. Бывший московский, а ныне парижский журналист Владимир Иванидзе напрасно изобличал этого премьера в связях с теневиком по прозвищу Тайванчик. Этого теневика по итогам скрининга Кипра объявили в розыск, но новую грузинскую власть эти неприятности никак не затронули. Более того, Борис Иванишвили чувствует себя настолько уверенно, что публично признает возможность обучения пресловутого террориста Царнаева с участие американских НПО. Имеется в виду сугубо республиканский Jamestown Foundation. И если учесть почти одновременно прозвучавшее признание в приверженности к НАТО, вряд ли этот «стук» на конкурентов Обамы не одобряется его однопартийцами. А если конкретно – Лесли Гелбом, вступившим с наблюдательный совет грузинского 9-го телеканала за месяц до победы партии Иванишвили на выборах. Которой, в свою очередь, предшествовала митинговая и сетевая активность молодежной организации под названием «Лаборатория 1918». В эфире мамонтовской передачи об этих обстоятельствах грузинской смены власти не говорилось. И немудрено: единственным из использованных видеоматериалов зарубежного производства был фильм Манон Луазо «Америка покоряет Восток», снятый в 2005 году, с целью разоблачения имперских замашек администрации Джорджа Буша. Глядишь, лет еще через восемь в эфире телеканала «Россия» нам откроют истинные лица революционных технологов Демпартии США. Если, разумеется, к этому времени гостелеканал не станет совместным американо-российским предприятием в духе перезагрузки и сопутствующего разгосударствления независимыми членами советов директоров. ПОЛЮС-ИНВАЛИД Что, собственно, дурного делает России Джон Керри? Ничего особенного: он развивает то, что Томас Грэм называет стратегическим диалогом с заведомо неравным партнером. В этом диалоге стратегические преимущества приобретаются партнером соответственно их реальному мировому влиянию. То есть по принципу: кому ладонь, а кому мизинец. Об этом мизинце незадолго до прибытия Керри и в самый канун заседания Совета Россия-НАТО вел речь экс-замглавы МИД РФ и представитель России в НАТО Александр Грушко. Там были интересные пассажи, например: «В плане расширения транзитных возможностей "северного маршрута" (транзита американской техники и личного состава из Афганистана) мы предлагаем использовать возможности терминалов российского порта Усть-Луга на Балтике… В период сокращения военных бюджетов НАТО открываются дополнительные возможности для продвижения российской продукции военного назначения на западные рынки… Мы ведем консультации с НАТО о возможном взаимодействии в области промышленной утилизации устаревших боеприпасов на территории РФ» (из интервью «Интерфаксу» от 19 апреля). Джон Керри гордится своей причастностью к разоружению России в рамках договора ДСНВ-2. В этом усилии он преуспел еще до выдвижения на пост главы Госдепа. Это было в тот недавний период, когда воздушное пространство Российской Федерации превратилось в проходной двор. Новый этап перезарузки, как следует из слов дипломата Грушко, подразумевает подключение к проходному двору уже не только авиагаваней, но и морского порта, расположенного в двух шагах от Ленинградской АЭС. Нельзя сказать, что подобных предложений не делают Соединенным Штатам и другие страны. Так, на конференции «Сердце Азии» 26 апреля президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил использовать для аналогичных целей порт Актау (Шевченко) на Каспии. Там нет никакой АЭС и мегаполиса поблизости – напротив, Мангышлак (Мангистау) – весьма малонаселенная зона. Однако планы Нурсултана Абишевича были расценены отечественными экспертами как форменное предательство – словами Александра Князева, «сбывается заветная мечта англосаксонского военного истэблишмента. Избранная "линейная" стратегия открывает возможности сразу нескольких трафиков – оружия, боевиков, наркотиков, по вектору Актау–Баку начинается перенос всех и всяческих угроз с Кавказа в проблемный Мангыстауский регион. Естественно, порт Актау автоматически становится базой Пентагона и его союзников, как бы его ни назвали (2). Фактически рушится и без того хрупкая архитектура каспийской безопасности. В ближайшей перспективе западные военные возьмутся за "обеспечение безопасности" транскаспийских трубопроводов. Естественно, что военная база США в Актау будет включена и в сценарии агрессии против Ирана. О функционировании транспортного коридора Север–Юг в целях реальной экономики прикаспийских стран уж точно можно будет забыть»… Для полноты картины бдительные алармисты могли хотя бы заподозрить, что все названные ими угрозы и «озабоченности» в равной степени могут быть применены и к балтийскому порту Усть-Луга – особенно если учесть, что рынок сбыта некоторых из вышеназванных товаров здесь несравнимо больше. Если экспертное зрение не однобоко, то есть не отягощено пресловутыми двойными стандартами, то можно было бы заметить и другое: что как раз в то время, как Астана была заподозрена в создании плацдарма для атаки на Иран, Казахстан и Туркменистан завершали строительство железной дороги и оптоволоконной магистрали с выходом в Иран в рамках того самого коридора Север-Юг, о котором так пекся профессор Князев. В рамках взаимных обязательств с действующим, а не каким-то гипотетическим руководством Ирана. Ислам Каримов приезжал в Москву за десять дней до саммита «Сердце Азии». Повод для поездки 75-летнего политика, о здоровье которого местная оппозиция распускает драматические слухи, был очень жизненный и конкретный – в той степени жизненной, в какой для человека важен такой ресурс, как вода. Поскольку поворот рек в период перестройки был отменен, а от Аральского моря осталось с тех пор два озерка, три страны низовья Амударьи и Сырдарьи категорически не заинтересованы в снижении дебита. И поэтому, при всем понимании проблем стран верховья – Киргизии и Туркменистана – много лет настаивали на том, чтобы Россия, как и другие страны, не строили плотин на Пяндже. И Россия вроде бы прислушивалась к этим аргументам – сам факт приема Каримова был тому свидетельством. Кстати, этот визит воспринимался в республиках верховья достаточно спокойно. Во всяком случае, остановка таджикских поездов связывалась в Душанбе и Бишкеке не с происками Каримова, а с личной инициативой вице-премьера Рогозина и главы Росприроднадзора Онищенко. Может быть, политикам с высокогорья не было видно каких-то деталей, которые и большинству российской телеаудитории неведомы. Не все же читают прессу Приднестровья, где с именем вице-премьера Рогозина связывался проект некоего коридора Пекин-Навои-Тирасполь-Секешфехервар. И не все смотрят телеканал РБК-ТВ, где была приведена любопытная версия вышеупомянутых событий в Госдуме 17 апреля - о том, что в задуманном, но не состоявшемся импичменте был якобы заинтересован именно Д.О.Рогозин. И уж само собой, до памирских высот не доносится шепот из московских коридоров о том, что за спиной Рогозина якобы стоит ужасный Игорь Иванович Сечин. И поэтому день 8 мая, когда президент России подписывает один за другим три законопроекта о строительстве пресловутых ГЭС в Киргизии, в одном флаконе с российской военной базой в Таджикистане, воспринимается в столицах среднеазиатского верховья как неожиданный подарок, а в столицах низовья – несколько иначе. Правда, уже на следующий день праздник в Бишкеке кончается, поскольку американский суд снимает обвинения с «исчадия зла» - Максима Бакиева, которого сам же требовал экстрадировать из Лондона. Портал «Центразия» рассказывал давеча о некоей тренировке киргизских военнослужащих, которую проводили в конце марта - начале апреля инструкторы по боевой подготовке из американского спецподразделения "Operation Detention ALFA" под эгидой посольства в Бишкеке. Киргизские спецслужбы, несмотря на политический бардак и техническую отсталость, вычислили все имена организаторов этого тренинга, включая некоего Александра Белова, который оказывал американцам организационные услуги. Тренинг закончился за три недели до кровавой многотысячной рукопашной драки киргизов и узбеков в районе спорного анклава Ворух. Республика-инвалид с дырявыми границами и беспомощной властью, пережившая фактически три «демократических» переворота, честно и по понятным причинам хочет стать ближайшим партнером России. Местные экономисты, правда, догадываются, что в случае ее вступления в Таможенный Союз прекратится доступ дешевых китайских товаров с беспрецедентными социальными последствиями. Цитируются и российские чиновники, предвидящие недобрый результат от благих намерений. Не может не присматриваться к ситуации и Китай, не заинтересованный в утрате ближайшего рынка. В то же время буквально каждый бишкекский угол обсажен десятком американских НПО, в том числе из тех, деятельность которых в России запрещена. Между тем неожиданное снисхождение Штатов к Максиму Бакиеву с высокой вероятностью предрекает новый вираж политического хаоса. Нельзя сказать, чтобы Москва не могла воспользоваться услугами этого самого Бакиева для своих целей. И нельзя исключить, что такой вариант рассматривался: хотел же его друг и должник Борис Березовский предложить России некие эксклюзивные услуги – а где он, собственно, мог их предложить, кроме как в Киргизии? Однако этот рычаг потерян. Взаимопонимание с Ташкентом – кстати, вернуть эту республику в сферу российского влияния в 1998 году удалось именно Березовскому – также потеряно. Хуже другое. Хуже – тот факт, что те отношения, на которых много лет строился проект Евразийского партнерства, стали разменной монетой американо-афганской «коридорной конкуренции». И если подводить черту и рассчитывать, кто от всего этого раздрая выиграл, ответ окажется ужасно прост. От этого выиграл госсекретарь США Джон Керри и его команда, включая только что назначенного спецпредставителя США в Афганистане и Пакистане Джеймса Доббинса. Этот новый чиновник, как и Керри, весьма близко знаком с так называемой умеренной частью иранского истэблишмента, с которым в партнерстве – после выборов в Иране – предполагается контролировать не северно-южный, не восточно-западный (Тбилиси-Карс), а самый короткий, трансиранский коридор от Афганистана до Персидского залива. После «правильного» исхода иранских выборов, разумеется. Со всеми вытекающими последствиями для России и Турции. Улыбка гуманиста Керри зависла не только над Ираном. 15 мая член Общественной палаты Денис Дворников озвучил тиражируемые в Закавказье слухи о некоей «договорной войне» между армией Азербайджана (которая, по сценарию, должна ее начать), и Армией обороны Нагорного Карабаха. Статью Дворникова опубликовал не какой-нибудь злопыхательский антиармянский сайт, а агентство REGNUM. Договорная, она же суррогатная война – это такой долгий конфликт, который уничтожает народы и среду их жизни с выгодой для группы частных лиц. Не бывает договорных войн без интересантов. Как и «коридоров» транзита техники и прочего, о чем сказано у Князева. Одним интересно превращение Усть-Луги в киргизский «Манас», другим – уже давно поставленная на поток утилизационная «индустрия» в Сибири, третьим – гонорар от проекта заселения элитного приморского пригорода инвалидами. Другой вопрос, что все эти мизинцы являются не стратегическим, а коммерческими. То есть сугубо сиюминутными. «Эти люди только и умеют, что родину продавать», - кипятился в студии «Специального корреспондента» Андрей Караулов, приводя в качестве примера политико-коммерческие сделки Бориса Немцова с мелкими корейскими бизнесменами в Сочи и со студентом-медиком из Камеруна, выдвинутым СПС на пост мэра Твери. Борис Немцов – конечно, фигура. Как и Гиви Таргамадзе. Есть, впрочем, фигуры иного полета, рассуждающие и действующие в масштабах потолще мизинца и повыше ларьков. На форуме Globsec в Братиславе 18 апреля Збигнев Бжезинский изрек такие слова: «Придать евроатлантическому партнерству новую энергию сегодня может только зона свободной торговли США-Европа. Это конкретный и реализуемый проект, у которого существует огромный потенциал оживления и сплочения Запада, создания дополнительных трансатлантических связей, что крайне важно для противостояния Китаю. В том же контексте одной из мер против упадка Запада является полноправное включение (инклюзия) России в Запад. Ключевой опорой в этом процессе может стать российский космополитичный и креативный средний класс». Точка, конец цитаты. Популярно и всем понятно: называйте это G-2 или как угодно, но никаких там самостоятельных полюсов миропорядка не сулят ни европейцам, ни русским, ни японцам: выбор один у всех, от Берлина до Твери, от Анкары до Камеруна. Выбор один: или с Китаем, или против Запада. «Я тебе поверчу», как грозил в анекдоте офицер безопасности телезрителю, тщетно искавшему какую-нибудь картинку, кроме единственно верной. Коммунист Сергей Кожемякин, автор еще одной алармистской статьи о захвате американцами Каспия, завершил ее фразой-мечтой: «Единственным спасением (от экспансии США) могло бы стать объединение усилий всех стран, желающих сохранить независимость от западного диктата, включая Россию, Китай и Иран». И далее сам же он ответил на собственный вопрос: «Реален ли такой союз?» - « Пока вероятность его появления призрачна». Она действительно призрачна, и виноват тут не пойманный Фогл и не вольно гуляющий Белов, не Таргамадзе и не Немцов, а качество политики, дипломатии и разведки. Равно как и отношений внутри элиты, которые сносят едва возведенные воздушные замки стратегических евразийских чаяний, оставляя на их месте сиюминутную канаву-таки-яму, после которой хоть потоп. Потерявший должность Владислав Сурков был авторитетной фигурой в вышеназванном классе и в молодежной среде. Когда Манон Луазо хотела проиллюстрировать сопротивление России нашествию «цветных революций» в середине 2000-х, она показала единственный, но впечатляющий для западной аудитории кадр – колонну «Идущих вместе» на Садовом кольце». Можно спекулировать о том, как Владислав Юрьевич «докатился» от стратегического общественного проектирования до хлопот о сиюминутных интересах отдельно взятого акционера ТНК-ВР, вместе с практикой перевода бюджетных средств на Сколково в Калифорнию. Наверно, такие трансформации не происходят в один день. Но определенная закономерность в них есть – как и в судьбе какого-нибудь рядового инженера ВПК, трудоустроившегося в ларьке. Растрата результата собственного труда унижает как инженера или пенсионера, так и талантливого политика-организатора; сегодня унижает, завтра портит. Труд Суркова был обессмыслен не с момента его перевода в правительство и даже не с момента переключения организации «Наши» на митинги против прокисшего творожка. Он был обессмыслен, когда перезарузка вывела из употребления его термин «деколонизация сознания». И наоборот: то, что этот термин не вернулся в политический язык, лучше всего говорит о том, что собака лает, ветер носит, а перезагрузка слушает да ест наше цивилизационное пространство… Константин Черемных

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter