Кавказ ждет новых крестоносцев?

Кавказ ждет новых крестоносцев?

Кавказ ждет новых крестоносцев?

10 февраля 2013, 20:16
Общество
Кавказ ждет новых крестоносцев?

Вячеслав Лапин Постсоветская лотерея Концепция новой исторической общности людей – советского народа не предусматривала, что союзные республики должны быть экономически самодостаточны. Поэтому после так называемого провала так называемого путча 1991 года, после роспуска партии-авангарда и после Беловежского соглашения каждый осколок державы приспосабливался как мог. В тех рамках, которые были дозволены архитекторами (не прорабами) перестройки) и с той долей общенародного богатства, которые досталась каждому осколку. Потенциал постсоветских стран определялся не только природными ресурсами, но и уникальными объектами жизнеобеспечения, доступом к экспортной и транзитной логистике, а помимо этого, субъективными факторами – волей, разумом и амбициями лидера, дипломатическими связями как на Западе, так и в Москве,  в том числе публичной дипломатией на уровне диаспор.   Самым непредсказуемым в начале 1990-х годов казалось развитие Закавказья, с которого и начался распад советского колосса. В точности так же, как в период распада Османской империи, пришедшие к власти контрэлиты руководились этническими импульсами. Для Звиада Гамсахурдии «грузинскость» была важнее самой Грузии, и поэтому он потерял Абхазию и Южную Осетию. Столь же романтические интеллектуалы Армении и Азербайджана мечтали, соответственно, об экспансию в турецкую Западную Армению и иранский Южный Азербайджан.   Армения, не имеющая выхода к морю, оказалась в геополитически неблагоприятном положении рядом с нефтеносным Азербайджаном, а после прекращения железнодорожного движения через Абхазию и Грузию оказалась заложницей конфликта Тбилиси с потерянными автономиями. Но у нее были три преимущества – Мецаморская АЭС, обеспечивающая энергетическую независимость, мощная и консолидированная диаспора в США и Европе, и еще один, не самый очевидный ресурс – изначальное превосходство в вооружениях, доставшихся от бывшего СССР, а в конце 1990-х – и от России.   Азербайджану достался внушительный (хотя, по современным данным, меньший, чем иранский) кусок каспийского нефтегазового пирога. Но воспользоваться природными ресурсами для промышленного и социального развития стало возможно лишь после того, как вернулся к власти экс-первый секретарь местной Компартии Гейдар Алиев. Система власти, ориентирующаяся на образцы успешных стран Персидского залива, избавила республику от регулярных издержек формальной демократии и соответственно, гарантировала устойчивый фон инвестиционной привлекательности.   Как вещи влияют на людей, так и ведущий рынок влияет на формирующуюся национальную психологию. Более того, принципиальное различие в этом аспекте закрепляет однажды возникшую враждебность. Арабские страны, много раз сталкивавшиеся в войнах, находят общий язык, выходя на мировой рынок с однородными богатствами своих недр. В Азербайджане и Армении спустя двадцать лет после войны трудно признать части былого единого целого: вражда сквозит в каждой пропагандистской строчке, в официозной и малотиражной прессе, в провластных и  оппозиционных клубах, в спецслужбах и средних школах.   На сформированные веками этнопсихологические различия – торговые и напротив, военные стереотипы мышления – наложились последствия войны, в итоге которой территория, контролируемая вооруженными силами Армении, значительно шире ее номинальных границ. Вообще-то территориальные счеты друг к другу имеет множество народов, и одно лишь это наследие, даже оставшееся неразрешенной головоломкой, не исчерпывает глубины психологического разлома. Но такой разлом углубляется всякий раз,  бередит физические и душевные раны, когда в региональном и мировом масштабе конъюнктура одного доминирующего рынка – энергоносителей – вступает в противоборство с другой конъюнктурой, где неотъемлемым элементом извлечения прибыли является реализация оружия. Тогда воспроизведение недавней трагедии само по себе становится товаром на самом беспощадном рынке современной – знак равенства – античеловеческой геополитики.     КРИЗИСНЫЕ КОРРЕКТИРОВКИ   Помимо географического положения, ресурсов и способа правления, любая малая страна зависит не только от положения в соседних больших странах, но и от положения этих стран в мировом сообществе. Из трех больших соседей стран Закавказья лишь один, Турция, много лет состоит в блоке НАТО – и соответственно, связан с ныне монополистическим наднациональным институтом (военным блоком в прямом смысле его давно назвать нельзя) предложениями, от которых трудно или невозможно отказаться. Но именно этот сосед, при всех своих преимуществах, энергетически несамодостаточен, а географически предрасположен к транзитной функции. Его третье преимущество – из геополитической области в чистом виде: Турция сама имеет исторические счеты с Арменией, о чем обе стороны не устают напоминать на глобальной арене. В свою очередь, для географически «запертой» Армении единственным партнером, способным помешать слиянию двух врагов, является Иран.   Соответственно, каждая из двух враждующих малых стран заинтересована в объединении лоббистских усилий с большим соседом-союзником – на том уровне, где принятие стратегических решений мирового масштаба происходит в  том числе посредством обыкновенного голосования. Поскольку спрос рождает предложение и наоборот, симпатии того или иного американского конгрессмена к тюркам (и иногда, но необязательно, к израильтянам), или же, наоборот, к армянам (плюс обычно грекам, болгарам, курдам и иногда, но необязательно, к иранцам) не являются секретом для коллег по законодательной власти США. И в то же время чаще всего имеет статус не официального лоббизма (применимого к бизнес-отношениям), а как бы искренней симпатии, не требующей обоснований. Поэтому покупка американских (равно как британских и французских) конгрессменов ближе к стихии спорта, где болельщика со стороны никому не придет в голову спросить, почему ему ближе по душе та, а не иная команда.   Так, устойчивой репутацией азербайджанского лоббиста пользовался американский дипломат польского происхождения Мэтью Брайза. При Джордже Буше он работал заместителем помощника госсекретаря по Европе и Евразии, курируя регион Кавказа, и представлял США в составе Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию. В 2010 году он был выдвинут на должность посла в Азербайджане, однако прослужил в ней только год с неутвержденным полномочиями – с приставкой acting (исполняющий обязанности). Его утверждению в должности упорно сопротивлялось армянско-греческое лобби, голосом которого была Нэнси Пелоси – в тот период спикер Палаты представителей.  Брайза был не только многократно «уличен» в неформальных отношениях с турецкими и азербайджанскими политиками, но и был женат на этнической турчанке Зейно Баран, старшей сотруднице консервативного Хадсоновского института. При этом свадебные торжества были оплачены из средств Министерства экономики Азербайджана.   Редактор Washington Post Фред Хайатт назвал Брайзу «живым примером подмены национальных интересов частной симпатией и политическим приспособленчеством». Такая эмоциональность оценок Хайятта сочетается с весьма неравнодушным отношением к официальному Баку, который характеризуется им как «предельно коррумпированный режим».   В декабре 2011 года Брайзе пришлось сменить дипломатическую карьеру на научно-исследовательскую: его перевели в Таллин, где он возглавил Международный центр оборонных исследований. При этом его постоянным местом проживания остался город Стамбул. Вкупе к членству в совете директоров нескольких турецких компаний в июне прошлого года Брайза был избран в руководство  Turcas Petrol – дочерней компании Государственной нефтяной корпорации Азербайджанской республики (ГНКАР), а кроме того, в совет Джеймстаунского фонда – столь же до мозга костей республиканского учреждения, что и Хадсоновский институт.   Закат дипломатической карьеры «приспособленца» случился на фоне затяжных дрязг между Вашингтоном и Лондоном по поводу последствий разлива нефти в Мексиканском заливе, ответственной за который была возложена на британскую British Petroleum, хотя фактически в аварии был виноват американский подрядчик. Проблемы ВР сказались на ее проектах в Азербайджане: британцам пришлось урезать свои расходы на освоение месторождения «Азери-Чираг-Гюнешли», отложив монтаж новой платформы и буровых установок. Недовольство Ильхама Алиева срывом контрактных обязательств стал одной из постоянных тем прессы Закавказья.   Для азербайджанского руководства деятельность ВР на Каспии было не просто источником экспортного дохода, но и символом геополитического самоутверждения. Чтобы три соседних больших страны – Россия, Иран и Турция – считались с молодым независимым государством, «каспийская Венеция», как видится образ Баку азербайджанскому руководству, должна была стать не менее чем центром регионального влияния.   На фоне мирового финансового кризиса Азербайджан далеко обошел соседей по  доходам, нарастив уникальный для постсоветских стран профицит бюджета, чему способствовала централизованное управление экономикой и протекционизм (Азербайджан не входит и не намерен вступать в ВТО). Кризис ударил и по евроатлантическому проекту газового транзита из Туркмении в Европу; помимо этого, консорциум Nabucco не смог договориться с властями Ирака. В то же время разведанные с помощью ВР запасы сулили Азербайджану статус эксклюзивного альтернативного поставщика в Европу, чему способствовала и «арабская весна».   «Весенние» ветры 2011 года докатились и до Баку: здесь завелись свои твиттер-активисты, один из них – с гарвардским образованием. Ильхам Алиев понял намек и бросил пропагандистские силы на брюссельское направление, в то же время, хотя и без особой охоты, согласившись на полуофициальное военное партнерство с Израилем, тем более что к этому подталкивали «двойные лоббисты» вроде Ариэля Коэна.   С твиттер-активистами справиться удалось без особого труда, тем более что затяжная война в Ливии вынудило клинтоновский Госдеп урезать масштабы демократизации Большого Ближнего Востока. Еще весной 2012 года Баку удавалось одновременно форсировать военное партнерство одновременно с Израилем, Турцией и Пакистаном, при этом не разрушив формат диалога с соседним Ираном, несмотря на споры по разделу морских ресурсов. Грузинский коллега Саакашвили, попавший в зависимость от азербайджанских энергоисточников, откровенно заискивал перед Баку, публично признав Азербайджан региональным лидером, что не могло не греть самолюбие Ильхама Алиева.     НЕ АРАБСКАЯ ВЕСНА 2012 ГОДА   Первым предупреждением о новой «черной полосе» стала в марте прошлого года скандальная статья Марка Перри, соучредителя англо-ливанского разведывательного клуба Conflict Forum; она насторожила Баку не только темой – речь шла о планах использования азербайджанских аэродромов израильской авиацией, - но и тем, что вышла в свет на страницах New York Times, рупора американского Совета по международным отношениям.   Тогда же, в марте, серия публикаций о нарушении прав человека в Азербайджане прокатилась по германским СМИ. В Баку ее связали с недовольством европейских газовиков «неуважением» Баку к вынашиваемому много лет, но не сходящему с места проекту Nabucco. В самом деле, дорогостоящий проект был выгоден не столько Азербайджану, сколько Туркмении, плюс потенциально Ираку, а также в перспективе Ирану – в случае его «демократизации». В случае прокладки Транскаспийского газопровода Азербайджан оказывается не эксклюзивным поставщиком, а одной из многих транзитных стран, а заинтересованность транснациональных корпораций в разработке Каспия неизбежно снижается, особенно если к торможению этих проектов подключатся экологи.   Турция и Азербайджан солидарно пошли наперекор Брюсселю еще летом 2011 года. Проект Трансанатолийского газопровода (TAP), инициированный двумя странами с участием BP и норвежской Statoil, оставлял не у дел акционеров консорциума Nabucco, в который вошли австрийская OMV и немецкая RWE, а на роль исполнительного директора пригласили экс-главу МИД Германии Йошку Фишера.   На антипиар отвечают самопиаром – чем и занимался Ильхам Алиев одновременно в Лондоне, Брюсселе, в Организации исламских государств и в Движении неприсоединения, куда недавно вступила его страна. Не без экономического смысла: индусы выкупили 2,5% акций в «Азери-Чираг-Гюнешли» и в нефтепроводе Баку-Тбилиси-Джейхан, а пакистанцы заинтересовались военно-техническим партнерством.   Пакистанские военные, выступая на конференциях в Баку, регулярно выражали свои симпатии к борющемуся народу Палестины. Что ничуть не мешало азербайджано-израильскому партнерству в производстве беспилотников, которое закономерно беспокоило Иран. Пока не прошел слух об использовании аэродромов.   Статья Перри в New York Times отозвалась негодованием в консервативных американских изданиях, традиционно симпатизирующих одновременно Израилю и Турции. Звучало даже слово «предательство». Прошлой весной Алиев мог рассчитывать, что общие лоббисты не дадут его в обиду в Штатах, а турецкие представители в ПАСЕ – в Европе.   Но в том же марте прошлого года, помимо недоброжелателей на Западе, в Азербайджане заявили о себе и некие внутренние неприятели со связями не на Западе, а на Севере. В древнем городе Губа (Куба), ныне центре района, граничащего с российским Дагестаном, толпа местных жителей разгромила районную администрацию. Газета «Азадлыг» со ссылкой на разные источники в районной полиции обнародовала две версии происшедшего. В местной полиции сосуществовали две версии происшедшего. По одной из них, северный район республики «не поделили между собой» министр обороны Азербайджана Сафар Абиев, уроженец Губы, и министр транспорта Зия Мамедов.  Другая версия приписывала организацию бунта группе бизнесменов местного происхождения, но с бизнесом в России, принадлежащим к сообществу горских евреев (татов): накануне они якобы посетили местную администрацию с проектом строительства отеля, который был отклонен.   Две версии, на первый взгляд совсем «из разных опер», объединял туманный намек на российское влияние. Сафар Абиев неоднократно отвергал американские предложения по развертыванию мобильных аэродромов вдоль иранской границы, и он же на заседании совета министров обороны СНГ предложил избрать его председателем Сергей Шойгу. С другой стороны, губинская полиция установила, что накануне в райцентр поступило множество телефонных звонков из России. «Некоторые круги выражают уверенность, что именно еврейские бизнесмены организовали бунт в защиту интересов России, поскольку эти события совпали с повышением властями Азербайджана арендной платы за Габалинскую РЛС с 15млн до 300млн долларов, запретом на денежные переводы из России в Азербайджан и заключением официальным Баку сделки по закупке вооружения у Израиля на сумму 1,6млрд долларов», - сообщала «Азадлыг».   Казалось бы, с какой стати евреям подрывать азербайджано-израильское партнерство? Или речь идет не просто о бизнесменах, а о неких влиятельных господах, вовлеченных в российскую политику на столичном уровне? Целая группа таких влиятельных господ, родом из компактного татского поселения Красная Слобода в Губинском районе, действительно сделали головокружительные бизнес-карьеры в Москве. Но до сих пор они ничем не вредили родному Азербайджану…   Губинский эпизод на некоторых либеральных порталах был назван восстанием – с прозрачной аллюзией на Губинское восстание 1837 года. Бунт был действительно похож на некую «черную метку». Как и последовавшая за ним серия разоблачений, которыми разразился из Франции сбежавший туда ректор Бакинского международного университета Эльшад Абдуллаев. Объектами разоблачений были крупные чиновники спецслужб, якобы замучивших его родного брата, а кроме того, глава администрации президента Рамиз Мехтиев, семья которого контролировала сталелитейную отрасль Азербайджана.   Ильхам Алиев, выучившийся у отца искусству манипуляции оппонентами, предпринял ряд предупредительных мер. Он разрешил вернуться на родину экс-первому секретарю Компартии Азербайджана Аязу Муталибову. Одновременно был внесен раскол в ряды либеральной оппозиции: в прессе был как бы невзначай поднят вопрос об обстоятельствах смерти первого президента независимого Азербайджана Абульфаза Эльчибея: не был ли он отравлен? После чего сразу несколько экс-активистов Народного Фронта подтвердили: да, конечно, Эльчибей умер неестественной смертью, а заказчиком этой смерти был Али Керимли (Керимов), в 1990-х годах известный по кличке «Комсомол».   Но эти средства не помогли. Вслед за Губой группы обиженных под антикоррупционными лозунгами «завелись» еще в нескольких районах. А с наступлением осени нарушения прав человека в Азербайджане стали предметом пристального внимания как западных НГО, так и ведущих транснациональных СМИ. И в то же время губинский «сигнал» развернулся в нечто большее, чем локальный конфликт по поводу гостиничного проекта. А еще целая серия «сигналов» неожиданно поступила из соседней Грузии, где 1 октября фактически сменилась власть.     НАВЯЗЧИВАЯ ИДЕЯ «АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ИВАНИШВИЛИ»   Ни Ильхам Алиев, ни глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедьяров не явились на саммит СНГ в Ашхабаде. Хотя саммит (как и большинство подобных мероприятий последних двух лет) проигнорировали и другие главы государств, отсутствие Алиева в московских СМИ квалифицировалось как демарш, и прямо увязывалось с неразрешенным спором вокруг аренды Габалинской РЛС.   Но дело было не в Габале. Скорее наоборот – упорство Баку с заявленными ценами на аренду на новый срок было результатом других обстоятельств. В концентрированном виде они были отражены в заголовках портала Pravda.ru и московского еженедельника «Версия». По выражению Pravda.ru, Москва «перестала цепляться а Азербайджан». Аргументы приводились следующие: во-первых, Баку строит газопровод, альтернативный «Южному потоку», во-вторых, Азербайджан закупает оружие в Израиле, который «стал главным союзником Баку», в-третьих, России опостылело засилье азербайджанских мигрантов.   Вообще-то TAP – в первую очередь альтернатива Nabucco. Техническим сотрудничеством с Израилем - далеко не только в области БПЛА – занимается и Россия. В то же время российские власти куда активнее европейских коллег «профилактируют» антииммигрантские самодеятельные движения, и в этом государство достигло полного консенсуса с доминирующими конфессиями. Поэтому все три довода в пользу разрыва между Московой и правящих Баку, прямо скажем, искусственны.   Но те же Pravda.ru и «Версия» прямым текстом указывают на групповые интересы. Как следует из публикаций обоих ресурсов (и подтверждается множеством азербайджанских и армянских СМИ), «черную метку» Ильхаму Алиеву поставили как раз выходцы из Азербайджана, проживающих в Москве - причем не в вынужденной ссылке, как Муталибов, а по личному выбору и соответственно масштабу бизнеса. Речь шла о членах учрежденного 28 сентября Союза азербайджанских организаций России (САОР), обще состояние которых превосходит государственный бюджет Азербайджана, а именно – главе холдинга "Крокус" Арасе Агаларове, президенте Гильдии нотариальных контор России Натиге Агамирове, президент компании "ЛУКОЙЛ" Вагите Алекперове, совладелец холдинга "АСТ" Тельмане Исмаилове и других влиятельных лицах, которых  уже успели окрестить «клубом миллиардеров».  В состав клуба вошли и широко известные еще в советский период бакинские интеллектуалы – в том числе писатель и драматург Рустам Ибрагимбеков, активно занявшийся пиаром новой организации.   В том, что новый альянс создан в недружественных целях, сомнений быть не могло: руководство «Лукойла» было в натянутых отношениях еще с Гейдаром Алиевым, а главой САОР был избран опальный экс-вице-премьер Азербайджана Аббас Аббасов. И того же Аббасова продвигали на должность главы азербайджано-российской общественной организации «АзерРос».   Для непонятливых Pravda.ru и «Версия» разъясняли, что в 2013 году в Азербайджане состоятся президентские выборы, и официальный Баку настороженно относится к САОР потому, что считает его создание «подготовкой к выборам азербайджанского Иванишвили». При этом «Версия» конкретизировала: дескать, на этих выборах Моква не намерена, в отличие от предыдущих, поддержать Алиева, а напротив, готова воспроизвести «грузинский сценарий».   Американские опекуны Бидзины Иванишвили – в частности, почетный президент Совета по международным отношениям Лесли Гелб и член совета директоров Eurasia Foundation, если читали эту статью, должны были посмеиваться. Не только над Ильхамом Алиевым, но и над среднестатистическим российским читателям, которому легко скармливаются басни о геополитических подвигах МИД на пространстве СНГ. Легко скармливаются  потому, что греющая душу наших «дипломатических винтиков» туфта о московском контроле над Грузией с серьезной интонацией воспроизводится в сочинениях престижнейшего аналитического агентства Stratfor.   Как явствует из статьи в «Версии», российские ведомства упражняются в информационной войне с ближайшими соседями методами лондонских и вашингтонских стратегов. В канун учреждения САОР в Москве прошла конференция с многозначительным названием «Проблемы аварского и лезгинского народов, разделённых государственной границей между Россией и Азербайджаном, и пути их решения». Конкретный «путь решения» подсказывал не лезгин и не аварец, а представитель талышского (этнически иранского) меньшинства с азербайджанского юга Фахраддин Аббасзаде: «На территории Азербайджана должны быть образованы три независимых государства: лезгинское, талышское и аварское».   Не обязательно быть диктатором и самодуром, чтобы воспринять вышеназванное мероприятие как провокацию - как и воссоздание лезгинского движения «Садвал» на азербайджанской территории, как и «инспекционную» поездку посла Владимира Дорохина по аварским местам Закатальского района Азербайджана.   Всего полтора года назад Москва по собственной инициативе «выровняла» государственную границу, с ликвидацией оставшихся с советских времен анклавов. Теперь жители этих анклавов оказались материалом для этнополитических интриг, а за само выравнивание границ перед этими меньшинствами оказался ответственным не МИД РФ и не Россотрудничество, а почему-то глава Республики Дагестан Магомедсалам Магомедов.   В связи с расторжением контракта по Габалинской РЛС Pravda.ru недвусмысленно поясняла: «По сути, прекратив эксплуатацию станции в Габале, Россия заявила, что отношения с Арменией больше не являются разменной монетой в ее отношениях с Азербайджаном, и она готова выполнять свои обязанности в рамках ОДКБ, куда Азербайджан не входит». И далее: РФ занимает в армяно-азербайджанском конфликте проармянскую позицию, хотя бы потому, что в августе 2010 года тогдашний президент России Дмитрий Медведев подписал с армянским руководством «Протокол о внесении изменений в двусторонний Договор о российской 102-й военной базе в Гюмри от 1995 года». Документ констатировал, что Россия охранят не только границы Армении с Ираном и Турцией, но и обеспечивает безопасность всей территории страны. Это означает, что если случится военный конфликт, то России придется выступить на стороне Армении».   Вообще-то именно с подачи президента Медведева Азербайджану были проданы два дивизиона зенитных ракетных систем  С-300 ПМУ2 «Фаворит», гарантированно поражающих воздушные цели на расстоянии 150 км. Эта сделка очень волновала Армению и непризнанный Нагорный Карабах (НКАО). Тем более что – опять же, именно при президенте Медведеве – Москва на международном уровне изменила формат переговоров по армяно-азербайджанскому конфликту, исключив из него НКАО как субъект. Эта политика 2010-2011 годов связывалась в армянской прессе с господством в Москве азербайджанского лобби, включающего главу пресс-службы тогдашнего президента Наталью Тимакову и ее супруга Александра Будберга.   Теперь все перевернулось на 180 градусов. Благожелательное отношение к Баку, которое тревожило некоторых западных экспертов, обернулось не только отказом от поставки третьего дивизиона «Фаворита» (номинально – в отместку за повышение аренды за Габалу), но и откровенно недружественными общественными инициативами. И не только из Москвы.   26 декабря в Баку прибыл не потенциальный, а подлинный премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили. И оказалось, что его политическая линия изменилась – по сравнению с позицией прежнего Тбилиси» - в ту же сторону, что и неофициальная, но откровенная позиция Москвы. Для начала лидер партии «Грузинская мечта» объявил еще в Тбилиси, что его далеко не все устраивает в условиях совместно строительства железнодорожной трассы Баку-Тбилиси-Карс, благо реализация проекта сократит доходы грузинских портов. В середине января последовал визит Иванишвили уже в Ереван, где, напротив, делались исключительно благожелательные жесты. Премьер Грузии не только обещал восстановить прямой транзит грузов через Грузию в Армению, но также разрешить Армянской апостольской церкви взять под опеку свои предметы культа на грузинской территории. И более того, в день визита из грузинской тюрьмы был освобожден радикальный активист Ваагн Чахалян, имевший репутацию джавакхского сепаратиста. И более того, армянская модель «комплементарной внешней политики» была названа Иванишвили образцом для подражания.   Разворот Иванишвили в сторону Еревана не встретил поддержки со стороны президента Саакашвили, уже практически не правящего и обреченного на окончательный уход со сцены в 2014 году. Позитивные высказывания об «армянском пути» возмутили заместителя главы МИД Николоза Вашакидзе, который ушел в отставку. Между тем грузино-азербайджанский обмен визитами продолжился на министерском уровне – в отличие от грузинско-азербайджанского.   Казалось бы, Иванишвили должен был получить строгий выговор из Вашингтона хотя бы за свои ремарки по поводу трассы Баку-Тбилиси-Карс: как-никак это стратегическая трасса, предназначенная для вывода американской техники из Афганистана! Однако удельный вес транскавказского маршрута в этом транзите в прошлом году был сокращен до 10 процентов. А одновременно стало обсуждаться использование нового воздушного пути для тех же целей – через реконструированный аэропорт в столице непризнанной НКАО Степанакерта, по-азербайджански – Ханкенди. Перспективы использования этого аэропорта были включены в повестку дня очередной «миротворческой» встречи в Париже, о чем лично сообщил посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар, дипломат с большими карьерными перспективами – в силу своего участия в президентской кампании демократа Джона Керри в 2004 году.     РЕКА С БЫСТРЫМ ТЕЧЕНИЕМ   В середине сентября 2012 года в Канаде, в городке Ниагара-он-зе-Лейк, были демонтированы установленные здесь год назад бюсты Гейдара Алиева и Мехрибан Алиевой. Поводом стал протест добравшихся до городка азербайджанской оппозиционеров.   Месяц спустя лондонская «Дейли Мэйл» в ярких красках описала быт семейства Алиевых, упомянув между прочим о лондонском «клубе» Лейлы Алиевой с участием принца Эндрю и сэра Питера Мандельсона. Принца Эндрю уже «склоняли» в прессе по поводу его неформальных отношений с Тимуром Кулебаевым, зятем президента Казахстана. В свою очередь, Мандельсона вместе с Натаниэлем Ротшильдом уличали в неформальных экономических связях с Олегом Дерипаской.   В конце октября в элитном квартале Наримановского района Баку открылся шикарный двухэтажный офис оппозиционной партии «Открытое общество», основанной сторонниками беглого экс-спикера Милли-Меджлиса, миллиардера  Расула Гулиева. Экс-спикер бежал в США от уголовного дела при Клинтоне, после чего был замечен в обществе Альберта Гора, а затем, как выяснила азербайджанская пресса, встречался с главой партии «Мусават» Исой Гамбаром и, как ни парадоксально, с президентом Нагорного Карабаха Аркадием Гукасяном.   Два месяца спустя в Баку заявил о себе также специальный Комитет защиты прав Расула Гулиева. Его сопредседатель профессор Гаджибаба Азимов назвал вынужденную эмиграцию миллиардера «лишением права на проживание в стране человека, который стремился добиться прогресса для своей страны». Комитет пригрозил обратиться по этоу поводу в ЕСПЧ, а также выразил надежду на участие Гулиева в президентских выборах в Азербайджане.   Между тем оппозиционные СМИ сообщили широкой публике о подробностях неофициального визита в Азербайджан делегации Катара во главе с премьером Хамидом бен Джасимом бен Джабером ат-Тани. Оказалось, что для шейха Хамида и его многочисленного штата прислуги была устроена охота, что якобы нанесло непоправимый ущерб дикой природе Азербайджана. Вообще-то в нефтяной республике у экологов были более весомые поводы для заботы о естественной среде.   10 декабря в Баку, несмотря на введенное накануне повышение штрафов за несанкционированные акции, состоялся массовый митинг оппозиции. Случилось это как раз накануне визита в Баку заместителя госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда Томаса Мелиа. Сам господин Мелиа почтил присутствием выставку «Искусство во имя демократии», организованной на средства «политэмигрантов».   В те же дни вышел в свет очередной доклад Freedom House,  в котором пресса Азербайджана была признана несвободной. Мониторинговый комитет ПАСЕ анонсировал доклад  «Последующие меры по вопросу о политических заключенных в Азербайджане».   В конце декабря «наблюдательная» неправительственная организация «Проект по освещению организованной преступности и коррупции», базирующаяся в городе Сараево, присвоила Ильхаму Алиеву «титул» главного коррупционера года.   В январе к теме прав человека в Азербайджане хором подключились Human Rights Watch и Amnesty International. Поводом стала крупная протестная акция в Исмаиллинском районе, где местные жители, как и в Губе, нанесли крупный имущественный ущерб. На этот раз был сожжен отель, служивший единственным центром привлечения иностранных туристов в поселок Ивановка, где можно ознакомиться с сохраненным с XIX века бытом русских сектантов-молокан. Сами молокане заявили, что их никто вообще-то не обижал. Но заокеанским правозащитникам было виднее. Любопытно, что всего за две недели до «народного бунта» трогательная статья о молоканах из села Ивановка появилась на страницах британского журнала Economist. Для этого издания культурное наследие ранее было  побочной темой – до «арабской весны» 2011 года, когда этот элитный журнал, как и не менее престижный американский TIME, вошли в пропагандистский пул «дерадикализации ислама» и «разоблачения нефтяной коррупции».   Осенью азербайджанские аналитики еще расходились во мнениях о том, чьи интересы являются источником беспрецедентных нападок на политическую систему страны. Одни усматривали в кампании международные козни ВР, другие - «руку Москвы», добравшейся  до самой Ниагары.   Между тем первые лица как раз ВР делали все возможное, чтобы сгладить недоразумения с официальным Баку. Глава компании Роберт Дадли провел несколько дней в Азербайджане, а директор по международным проектам Грег Сондерс поучаствовал в конференции Джеймстаунского фонда, где назвал газовый проект «Шах-Дениз» ни больше ни меньше как гарантией энергетической стабильности ЕС и США. Свое слово на конференции замолвил и Мэтью Брайза, который дипломатично признал, что политика и экономика Азербайджана находится в руках узкой элитной группы, но в то же время напомнил об успехах государства, достигнутых с середины 1990-х годов.   Конференция Джеймстаунского фонда состоялась спустя три дня после того, как Белый Дом однозначно подтвердил назначение на пост нового главы Госдепа сенатора Джона Керри, прославившегося в 2004 году фразой «Азербайджанский режим следует бросить под автобус», а полтора года назад публично осудивший Венгрию за выдачу Азербайджану офицера Рамиля Сафарова, скрывавшегося от обвинений в убийстве армянского офицера.   «Участие в разрешении срочных проблем региона не обязательно должно осуществляться демократической администрацией: это могут делать и республиканские политики», - прозрачно намекнул Мэтью Брайза на конференции. И Дэвид Меркель из университета Джонса Гопкинса, высказавшего надежду на миротворческое влияние Москвы (что было неслыханно для этой аудитории, где систематически проливались слезы над притесняемыми Москвой чеченцами и черкесами), тоже говорил в пустоту. Поскольку в это время в Москве, вслед за мероприятием в поддержку талышей и лезгин, состоялось еще одно событие: журнал «Дружба народов» опубликовал роман народного писателя Азербайджана Экрема Айлислы «Каменные сны» - об экзистенциальной вине азербайджанцев в трагедии армянского народа. Бакинские интеллектуалы писали, что Айлислы мечтает о лаврах Орхана Памука, хотя и художественный уровень, и стиль повествования не превосходил исповедальную документалистику Анатолия Приставкина.   Сам Айлислы тут же заявил, что руководствовался исключительно соображениями мира. Русского писателя Анатолия Приставкина тоже никто не мог упрекнуть в провоцировании русско-чеченских войн. Однако жанр битья по больным мозолям, упакованный в абстрактно-гуманистическую лексику, уже не один век является неотъемлемым элементом взрывчатой химии суррогатных войн.   Таким же элементом взрывчатой химии является экономическое топтание на местах гуманитарных трагедий. На территории Азербайджана, контролируемый армянскими войсками, есть город Ходжалы, который для азербайджанцев – то же самое, что для армян Сумгаит, но с той разницей, что этнический погром здесь сопровождался депортацией коренного населения. Пытаясь копировать балканский образец, турецко-азербайджанское лобби в США систематически добивалось признания ходжалинской трагедии 1992 года геноцидом, поднимая эту тему в качестве антитезы теме армянского геноцида 1915 года в Турции. Именно в Ходжалы – пригороде Степанокерта – открывается вышеназванный аэропорт. И в прессе он именуется именно Ходжалинским.   Между тем вопрос о восстановлении грузового транзита по трассе Сочи-Сухум-Тбилиси-Ереван оказался предметом спора Бидзины Иванишвили не только со своим конкурентом Саакашвили, но и со своим ближайшим соратником – Ираклием Аласанией. Оглашенная публично причина «тяжелого разговора» состояла в том, что Аласания якобы проявил нескромность, в каких-то кругах именуя себя будущим президентом Грузии. Но у Аласании была и другая ахиллесова пята: предъявив свои политические амбиции еще при Джордже Буше, он «забрасывал удочки» к конгрессменам и дипломатам обеих партий. И более того, одним из его самых надежных покровителей в те годы считался Мэтью Брайза. Которого шельмует в США та самая респектабельная газета, которая летом 2012 года, изменив своей надпартийности, занялась откровенной рекламой сенатора Джона Керри.   Слухи о том, что Аласания в результате конфликта потеряет не только ранг вице-премьера, но и пост министра обороны, не подтвердились. Амбициозный политик смирился с ситуацией и по графику отправился в свою заранее запланированную поездку в Лондон. А в это время кадровый сдвиг случился и в России – причем столь же неожиданный.   Московские эксперты с умным видом интерпретируют мотивы смены руководства республики Дагестан, блуждая в двух соснах: одна из них – Сулейман Керимов, другая – братья Магомедовы. То ли эти люди сошлись, то ли разошлись, то ли не поделили Махачкалинский порт, то ли вовсе не получили. Между тем в форумах под этими глубокомысленными рассуждениями жители Дагестана недоумевают совсем о другом – почему главой республики делают философа, а не силовика, чего давно требует реальная ситуация?   Между тем в загадке назначения есть и еще одна деталь, малоизвестная рядовым гражданам и в то же время почему-то не привлекающая внимание «элитоведов». Она состоит в том, что почтенный философ, этнолог и экс-министр, аварец по национальности, почему-то числится в составе правления того самого Союза азербайджанских организаций России (САОР), который в Азербайджане именуют «клубом олигархов».   Томас Грэм из Kissinger Associates рассказывал в эфире телеканала «Россия», что новый этап перезагрузки России откроется-де визитом в Москву советника по национальной безопасности Тома Донилона. Вообще-то, похоже, второй этап давно начался без всякой помощи Донилона. Причем одновременно в Москве и Тбилиси. И как раз тогда, когда французская и армянская пресса рассыпалась восторгом по поводу выдвижения Джона Керри на пост госсекретаря США.   Было бы странно, чтобы на эту «смену лошадей» никак не реагировала Турция, уже втянувшаяся в сирийский водоворот и расплатившаяся за это оживлением курдского подполья. 25 января в Баку состоялось очередное заседание Совета сотрудничества тюркоязычных стран.  А 29 января был учрежден военный союз тюркоязычных стран, включающий (пока) Азербайджан, Кыргызстан, Монголию и Турцию. Первой председательствующей страной стала, как и следовало ожидать, Турция.   Рождение нового военного альянса, куда Азербайджан вступил вопреки членству с Движении неприсоединения в отечественных СМИ почти не освещалось. На телеканалах более актуальны сюжеты об уголовном деле Навального по растрате средств партии СПС и наоборот, о злоупотреблениях в олимпийском строительстве, которые выявил опальный Борис Немцов, а увенчал оргвыводами президент Путин.   Если государственный официоз и кланово-либеральный полуофициоз России просто не замечает происходящего вокруг Закавказья, то некоторая часть кланово-патриотического официоза в лице агентства REGNUM, хотя бы в силу постоянного интереса к Закавказью, не может пройти мимо свежих военно-транзитных сюжетов. И несмотря на давно заметную предвзятость, называет вещи своими именами, например: «Выход НАТО из Афганистана: станет ли Карабах «вторым Ульяновском»? Подобная перспектива в глазах некоторых авторов выглядит вполне радужно: «Карта коммуникаций сил коалиции а Афганистане показывает, что все существующие маршруты обходят Армению. Если новый аэропорт Степанакерта станет еще одной перевалочной базой для отступающих сил ISAF, этот «недостаток» будет исправлен».   На днях Михаил Саакавшвили в присущей ему развязной манере предложил российскому МИД одеть очки и посмотреть, где именно на мировых картах почти всего мира проходит граница между Грузией и Россией. Авторам REGNUM одеть очки может посоветовать вообще кто угодно: как ни называй потенциальный транзитный центр – Степанакерт или Ханкенди, но находится он не в Армении, а в непризнанном субъекте, который не признан в том числе и Арменией.   Позитивный аргумент пропагандиста сводится к торговым выгодам, в том числе якобы и для Турции. «"Коммерческая составляющая" может сыграть существенную роль в формировании позиции по данному вопросу и для армянской, и для азербайджанской стороны. Но еще более очевиден политический аспект. Через Карабах и Армению подразделения сил коалиции далее должны направляться в Турцию, а это вновь актуализирует вопрос деблокады армяно-турецкой границы, настойчиво и регулярно лоббируемый Вашингтоном. Очевидно, что включение "армянского транзита" в число маршрутов, обслуживающих коалиционные силы, существенно ослабит существующую в Закавказье напряженность, но кроме того - усилит влияние стран западной коалиции, в особенности - США. Однако на данном поле возможен компромисс. Новый госсекретарь США Джон Керри уже высказался в пользу укрепления сотрудничества с Россией и взаимодействия с Москвой в тех районах мира, где РФ еще сохранила свое влияние. Закавказье и особенно Армения является именно таким регионом, более того, "оплотом России", как выразился недавно генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. Кремль может не видеть большой опасности во включении Степанакертского аэропорта в число коммуникационных пунктов сил коалиции так же, как не усмотрел опасности в превращении в перевалочную базу НАТО Ульяновска. Особенно это вероятно в случае, если карабахский аэропорт будет находиться под совместным армяно-российским контролем. Ситуация привычная, если учесть, что под таким контролем находятся сегодня ереванские воздушные гавани "Звартноц" и "Эребуни"», - растолковывает автор статьи на REGNUM Гай Борисов.   Ситуация, быть может, и привычная. Однако если уж автор счел нужным упомянуть имя Джона Керри, нельзя не отметить, что привычное вчера становится непривычным сегодня. При Госдепе Хиллари Клинтон, действительно, открытие армяно-турецкой границы было приоритетом Белого Дома. Но во-первых, эта тема фактически положена на полку в Анкаре и не поднята в Вашингтоне, во-вторых, если бы авторы вышеописанного «коммерческого» афгано-закавказского варианта стремились к разрядке напряженности, то для «симметрии» они скорее действительно предложили бы использовать Звартноц или Эребуни, а не заведомо спорную территорию. В-третьих, уж тем более в этой теме никак не фигурировал бы Ходжалы, как прямой и однозначный casus belli. В-четвертых, если «из Карабаха подразделения сил коалиции должны направляться в Турцию», то почему на так называемую «Снежную встречу» в Литве представитель США в НАТО Иво Даалдер приглашает не турков, а новоиспеченного главу МИД Румынии Тудора Корлецяна? А если промежуточной станции является Тбилиси, то инициированное Иванишвили расторжение контракта по реконструкции Тбилисского аэропорта с турецкой компанией TAV, оператором Стамбульского аэропорта, никак не говорит о том, что проект карабахского транзита предназначен для армяно-турецкой дружбы.   А в-пятых, еще до выхода в свет цитируемой статьи Аннушка уже пролила подсолнечное масло – то есть Турция уже создала союз, который трудно назвать как-либо иначе, кроме «анти-ОДКБ». Та самая Турция, куда Владимир Путин отправился в декабре прошлого года буквально превозмогая боль – поскольку наши страны связывают не только газовые «потоки», но также, например, контракт «Росатома» в Аккую, поскольку без партнерства с этой страной никакого «центра мирового влияния создать не получится; поскольку наши с ней проблемы в отношениях с ЕС во многом схожи – и можно привести еще много аргументов, от военно-политических до бытовых, в пользу того, что отношения с этой страной в долгосрочном плане несравнимо дороже не только грузинского вина, но даже последней названной стоимости Олимпиады в Сочи. Которой, кстати, если casus belli выльется в bellum, то есть войну, охватывающей не только Южный Кавказ, просто не будет.   Вышеназванный «клуб олигархов», включая литераторов и философов, разумеется, не рассчитывает на расширенный рецидив 1992 года. Более того, бизнес некоторых его членов связан с Турцией и Ираком. Но это не значит, что их вполне земные приватизационные соображения, будь то по нефти или металлургии, не могут быть использованы вышестоящими игроками – как уже было во время первой чеченской войны, и что в итоге они останутся не с прибылью, а в лучшем случае с упущенной выгодой, по Сочи в том числе.   Британский депутат Крис Пинчер в связи с аэропортом Ходжалы опасается не за ближний Сочи, а за всю Европу. Возможно, он ангажирован: официальный Баку занимался лоббизмом в законодательных властях многих влиятельных стран. Возможно, он выражает позицию ВР. Больше того, нельзя исключить, что глава «Роснефти» Игорь Сечин – который, как сообщает «Новая газета», очень не хотел назначения Абдулатипова, - тоже выражает позицию ВР, как партнера «Роснефти». Но любые скидки на субъективизм не снимают вопрос о casus belli, поскольку если тот или иной проект, прозрачный или заведомо непрозрачный, есть отражение позиции, точки зрения, то есть никакой абсолютной истины не отражает (подобно опциону или фьючерсу), то выбор Ходжалы для «коммерческого армянского» хаба – это абсолютно подлинная, стопроцентная провокация.   Более добросовестный эксперт Станислав Тарасов, в недавнем прошлом – постоянный автор REGNUM, в интервью порталу «Большой Кавказ» интерпретировал суть происходящих кардинальных перемен следующим образом: «В регионе формируется новая расстановка сил. Страны мусульманского мира объединяются в систему так называемого Большого Ближнего Востока. Вполне возможно, что к Турции и Азербайджану присоединится ряд азиатских стран. При этом на севере региона тоже могут сложиться самые разные конфигурации, не исключено даже союзничество Армении и Грузии. Как бы там ни было, ясно одно: блок Грузия-Азербайджан-Турция развалился (…) Христианский клуб начинает отделяться от мусульманского, и этот цивилизационный раскол в последнее время обозначается все четче».   В «клубе миллиардеров» христиан найти трудно. Новый министр обороны РФ Сергей Кужугетович Шойгу и вовсе происходит из буддистской семьи. Впрочем, некогда истовый католицизм Джона Керри, отец которого родился с фамилией Кон, также не является первопричиной искусственно создаваемого раскола. Общий знаменатель администрации Хиллари Клинтон и Джона Керри – конфискация богатств стран-мишеней под лозунгами борьбы с коррупцией. Второй общий знаменатель – имитация борьбы с наркотиками в Афганистане. У этих двух общих знаменателей есть единственное связующее идеологическое звено – мальтузианское миросозерцание. Вчера на убой вели арабов, завтра поведут азербайджанцев и армян, вчера – под интернет-демократическими знаменами, сегодня – под этнорелигиозными. А если искусственно создаваемый раскол развернется во всю ширь Евразии, то под тот же каток взаимного истребления попадут турки и курды, сербы и албанцы, русские и татары. Стоит только открыть ящик Пандоры для новых «крестовых походов», не снившихся Бушу.   Выбор невелик, и некоторые его уже сделали. Мы видели таких людей в эфире радио «Россия», где с восторгом предвкушался якобы судьбоносный визит Тома Донилона. Антидот этой слепящей тьме «второго этапа перезагрузки» существует, и Владимиру Путину об этом известно – иначе бы он не цитировал в своем ключевом декабрьском выступлении историка и романтика евразийского цивилизационного союза Льва Николаевича Гумилева.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter