Шелковые пути и сарафанное радио

Шелковые пути и сарафанное радио

7 марта 2013, 12:57
Общество
Шелковые пути и сарафанное радио

В советский период на Урале ковался реальный экономический потенциал, а на Украине – кадры, за что Урал недолюбливал Украину. Этим обстоятельством украинские политики старшего поколения объясняют первичный, до знакомства с Сахаровым и путешествия в Штаты, оппозиционный импульс Бориса Ельцина. И это же наследие УССР сделала независимую Украину эпицентром идеологических экспериментов и грибницей манипулятивного искусства, из набора фактов продуцирующих резонансные теории и фантастические прожекты – от возвращения золота гетмана Полуботко до идеи «Четвертого Рима».

СЕМЕЙСТВО ОКАРООБРАЗНЫХ Как трагедия оборачивается фарсом, так и противоречия великих эпох воспроизводятся в карикатурных формах в новые, мелкотравчатые времена. Уже с начала 1990-х, когда бывшие государственные спецучреждения такого типа, который был описан Стругацкими в «Понедельнике», вышли на свободный рынок, Украина произвела на свет «Белых братьев». Основатель суицидальной секты работал в Донецком институте искусственного интеллекта. И опять же на Украине нашел себе поприще изгнанный за воровство из лона РПЦ архиепископ Лазарь Каширский, после безуспешных попыток самореализации в Москве учредив здесь Церковь Апокалипсиса. И та же Украина стала благодатной почвой для расцвета способностей африканского телепроповедника Сиднея Аделаджи. Разочарование в «оранжевой революции», где секта Аделаджи была в первых рядах, перевела «настоящих буйных», но жанр проповеди продолжает жить в превращенной форме, причудливо переплетаясь с жанром памфлета, сочетающем реальное и вымышленное в яркой, отвязной, обильно и выпукло иллюстрированной подаче. И лексике, и содержанию не хватает места в украинской реальности – она плещет вовне, куда часто и адресована. Лексика заразительна: в обще-постсоветский оборот выбрасываются неповторимые термины «кнопкодав» и «грантоед», а прочие, сугубо местного иронического применения, как-то «хохлосрач» и «хохлокост». (синоним Голодомора) трансплантироваться не могут, но вызывают живой отклик. Попавший в эту среду заражается этим драйвом и усваивает не только лексику, но и манеру речи – благо этот новояз звучит естественно только в украинской интонации. Слово «раздуплилась» (о Верховной раде, где по случаю саммита ЕС-Украина на один день прекратился саботаж) без киевского говора не звучит. Помимо лексического изобретательства, украинская среда продуцирует и специфический способ мышления, происходящий из склонности украинцев к мечтам – не зря мечта по-украински «мрия», одного корня с глаголом «замирать». И это свойство каким-то образом также передается политикам и издателям других стран, даже если содержание на ходу высосано из пальца (как версия Дмитра Корчинского о причастности матроса Гаджиева к катастрофе подлодки «Курск», принятая всерьез российскими спецслужбами). Украинские прогнозисты, публицисты, политтехнологи и мифотворцы в одном лице – особое семейство в медиа-классе. Фантазии полтавчанина Андрея Окары еще несколько лет назад воспринимались в российских экспертных кругах настолько всерьез, что его памфлет о Валентине Матвиенко как новой Екатерине Великой вызвал пять лет назад немалый «шорох» в Москве. Логика Окары была заразительной потому, что исходила из неопровержимой фактуры: если во Франции идет в гору Сеголен Руаяль, в Америке – Хиллари Клинтон, а в Израиле – Ципи Ливни, то кому же возглавить Россию, кроме Валентины Ивановны из Шепетовки? Когда оказалось, что США возглавит не Клинтон, а Барак Обама, просчет Окары был немедля компенсирован его соотечественником Иваном Яковиной, который на портале «Лента.ру» провел вдохновляющую параллель между Обамой и «восходящей звездой украинского политикума» Арсением Яценюком. Московские политтехнологи, судя по последующим событиям, попались на крючок и вложили немалые усилия в раскрутку украинского «киндер-сюрприза». Постфактум нельзя не признать, что ловился на крючок и респектабельный – в то время – Фонд эффективной политики Глеба Павловского. Так, в 2001 году имиджмейкерам удалось не только получить контракт, но и убедить Кремль в том, что юрист Виктор Медведчук, соучредитель украинско-израильского СП «БИМ» и Социал-демократической партии Украины (объединенной), является харизматической фигурой и имеет серьезные шансы разгромить на выборах «диктатора» Кучму. Источником манипуляции, стоившей Кремлю не только расходов, но и серьезных репутационных последствий, был молодой человек с российским паспортом и украинским мышлением по имени Игорь Шувалов. Тезка нынешнего первого вице-премьера РФ виртуозно пустил пыль в глаза не только Павловскому, но и вышестоящим заказчикам из АП РФ. Сверхзадача способного трейдера состоит в доказательстве ликвидности своего товара – что Шувалову и удалось. Отрезвление наступило лишь когда Кучма, выслушав назидания Москвы о том, кого сделать преемником, покивал-покивал, а на следующий день Медведчука «слили» с поста заместителя спикера Рады. Как похвалялся потом Шувалов, средства он получал сразу из двух источников – из Москвы и от главы Социал-демократической партии (объединенной) Григория Суркиса, партнера Медведчука по вышеназванному СП и владельца ФК «Динамо-Киев». В доле якобы состоял и днепропетровский олигарх Виктор Пинчук – первый работодатель Шувалова. Фиаско, которое стоило ФЭПу утраты статуса государственного учреждения, оказалось не последним. Тот же Игорь Шувалов впаривал Кремлю Юлию Тимошенко как особо перспективный политический проект. И опять же умное теля сосало двух маток. До последнего времени Шувалов работал на главу администрации президента Украины Сергея Левочкина. Однако уже с весны 2011 года его именуют в СМИ автором сценария «Медведчук-2». И товар снова впаривается, чему есть веские свидетельства – например, визит Владимира Путина в личный особняк Медведчука в крымском Симеизе. Если в Москве Медведчук позиционируется как незаменимый партнер на Украине, то в Крыму он слывет олигархом, отобравшим у детей туберкулезный санаторий. За земельные вопросы на этом участке побережья отвечал глава администрации поселка Симеиз Кирилл Костенко. 26 февраля его убили. По одной версии, это сделали конкуренты его покровителя Андрея Припутникова – зятя экс-председателя ВС Крыма Николая Багрова. По другой, более реалистичной, Костенко пал жертвой противоборства двух крымско-татарских кланов. Так или иначе, уютное место на морском берегу, где принимали президента России, оказалось не столь уж безмятежным. А может быть, до него докатились волны более масштабных схваток – не местных, а мировых. МАРАКУЦА ИНТЕРНЭШНЛ Хорошо известно, что на Украине – как и в других постсоветских странах – одни влиятельные группы делали ставку на Владимира Путина, другие – на Дмитрия Медведева. Универсален был только Виктор Медведчук, чем он обязан Юрию Шувалову. Российский клуб, придуманный Шуваловым и презентованный Дмитрию Медведеву, был не только рекламным мероприятием, но и месседжем. Медведев на момент мероприятия был главой российской АП, а Медведчук – украинской. Ассоциация по созвучию оказалась эффективнее временных и пространственных аллюзий. Постановщик спектакля добивался убедительности проектов с обеих заинтересованных сторон. И обе стороны попались на крючок. Помимо Медведева с Медведчуком, в центре внимания на открытии клуба был Максим Курочкин, совладелец компании «Бавас», управлявшей рынком «Лужники» в Москве. Бизнес в Лужниках умудрялся пользоваться льготами, поскольку обслуживавший его банк был ассоциирован с Московским обществом инвалидов и даже находился в его помещении. Но ни феерические финансовые ухищрения, включая строительство «пирамид», ни лексическая ассоциация Лужников с Лужковым не смутили российского неполного тезку Медведчука, как и кликуха «Макс Бешеный», прилипшая к Курочкину. Тем более что Курочкин входил в Ассоциацию инвесторов Крыма и был партнером москвича Александра Михайловича Бабакова. Во время хитроумной операции российской АП по укрощению партии «Родина», то есть ее отчленения от Сергея Глазьева, а затем подтаскивания под мироновских «жизненцев» и записных пенсионеров, на Украине готовилась «оранжевая революция». Соратники Дмитрия Рогозина были немало удивлены, когда он появился в Киеве с оранжевым шарфом, а затем в символику партии «Родина» вплелись оранжевые воздушные шарики вперемежку с красными. У Дмитрия Олеговича было геополитическое оправдание: он спасал украинский отельный бизнес Курочкина и Бабакова от революционной экспроприации. Осталось загадкой, какое отношение к этой «стратегической» операции имело участие Рогозина в семинаре с казахскими статусными оппозиционерами, стремившимися тогда повторить украинский оранжевый опыт… Похождения «Родины» после ее подтаскивания под Миронова благополучно забылись, а Рогозин получил должность в президентской вертикали. Его имидж патриота оказался вновь в цене во время Ярославского форума, куда он прибыл с миссией по эпатированию Игоря Юргенса. И очевидно, исполнение было признано столь успешным, что Дмитрию Олеговичу после выборов поручили курировать ВПК. А Курочкин к этому времени пал жертвой патриотической борьбы за вещевой рынок «Озерка» в Днепропетровске. Что общего между ВПК и вещевым рынком? Ничего, если один рынок не путается с другим. А это на постсоветском пространстве происходит регулярно, иначе бы не было громких дел вокруг компании «Три кита» или вокруг эшелона с китайскими трусами, который не могли поделить между собой две уважаемых спецслужбы. Хитросплетения этих рынков интересует конкурирующие структуры, причем не только ведомства крупных держав. Иной раз даже агентура самой бедной в Европе страны, Республики Молдова, становится источником резонансных разоблачений. Может быть, потому, что в европейской прессе слово «Молдова» очень часто сочетается со словом «контрабанда». В октябре прошлого года портал Moldnews обнародовал информацию о некоем «плане Маракуцы» — по имени экс-главы Верховного совета Приднестровья, с которым Рогозин был знаком еще с начала 1990-х, когда под эгидой Юрия Скокова, экс-секретаря СБ РФ и директора Американского инвестиционного банка (AIB), формировал в непризнанной республике русские общины. Утечка Moldnews гласила, что Рогозин встречался с Маракуцей в ноябре прошлого года для обсуждения плана стратегического использования Тираспольского аэропорта. Стратегического не в военном понимании, а в том, которое принято в современных условиях глобализации, где в ходу термины «коридор», «поток», а в пиаровском варианте — «шелковый путь». Идея, как сообщало Moldnews, состояла в «объединении интересов Тирасполя, Кишинева и Одессы для создания новой территориальной единицы – еврорегиона «Приднестровье», куда вошли бы сама непризнанная республика и Одесская область Украины при формировании мощного транзитно-транспортного узла, включающего аэропорт-хаб Тирасполь — в составе воздушно-транспортного коридора «Китай-ЕС» (Пекин-Навои-Тирасполь-Секешфехервар), Одесского, Ильичевского, Южного морских портов и автобана Киев-Одесса-Рени». В соответствии с планом, Молдова должна была предоставить разрешение на использование своего воздушного пространства, а также своей территории для транспортировки и хранения транзитных грузов с созданием СЭЗ. Информация Moldnews с интервалом в месяц получила развитие на страницах «Независимой газеты» — причем с подтверждением от приднестровского парламентария Дмитрия Соина, а также из администрации президента Украины. Незадолго до этого партия «Прорыв», которой руководил Дмитрий Соин, была без объяснений лишена регистрации новыми тираспольскими властями. Можно предположить, что откровенность обиженного политика имела отношение к обиде на главу Приднестровья Евгения Шевчука. В откровенности главы администрации президента Украины Сергея Левочкина также можно усмотреть подобный мотив: группа Дмитрия Фирташа, к которой он принадлежит, в прошлом ноябре была «вычищена» из состава правительства. Другие российские СМИ, официозные или же оппозиционные, к китайско-молдавско-европейскому прожекту интереса не проявили. Может быть, московские либеральные публицисты спасали своим молчанием честь Молдовы, где обитает отважная зажигательница первой в мире твиттер-революции Наталия Морарь, а патриоты-государственники еще более рефлекторно спасали имидж Приднестровья. Зато на Украине прожект вызвал весьма бурную дискуссию. В плане Рогозина-Маракуцы одни аналитики усмотрели аннексию Одесской области, а другие – заполонение Одессы китайскими иммигрантами. И еще звучал термин «контрабанда», благо транзит через непризнанное государство в самом деле создает для этого не поощряемой международным правом, но популярной в мире практике самые комфортные условия. Одновременно приднестровский диссидент Роман Коноплев, в прошлом соучредитель того же «Прорыва», заинтересовался странными событиями вокруг российских военных складов, куда гостей-россиян то пускали, то не пускали. Сарафанное радио местных правоохранительных кругов ему охотно рассказало, что новый президент ПМР Евгений Шевчук потребовал от Москвы $190млн в качестве «доли в российском вооружении, которое подлежит вывозу в РФ». Стоит заметить, что в Тирасполе от Рогозина, еще с момента его назначения представителем Президента РФ в Приднестровье, ждали не вывода, а напротив, ввода современной техники и обученного персонала. Не далее как прошлым летом военнослужащим российского контингента вручались награды. А совсем недавно посол по особым поручениям Сергей Губарев обещал ПМР признание со стороны Москвы… В отношениях Москвы с Тирасполем трудно разобраться. То в ПМР, в пику Кишиневу, учреждаются консульства, где выдаются российские паспорта, то российский президент, наоборот, запрещает въезд в Россию по каким-либо документам, кроме паспортов страны проживания. Одно московское лобби поддерживало в Приднестровье Евгения Шевчука, другое – Анатолия Каминского, а Сергей Кургинян перед выборами приезжал агитировать и вовсе за опального Игоря Смирнова. Эффект от такой стратегии, если ее можно так назвать, выражается в превращении местных патриотов России в радикальных диссидентов – что произошло, например, с Коноплевым. Впрочем, из утечки были сделаны оргвыводы. Радио «Свобода» весьма иронично описывало состоявшуюся 16 января встречу глав МИД России и Украины в Черновцах, где на повестку дня был вынесен приднестровский вопрос. Хотя переговоры были обставлены с большой помпой и перегораживанием улиц, журналистам, которых затолкали в тесное помещение, о сути переговоров ничего толком не рассказали. Прошло две недели, и Леонид Кожара направил стопы в Тирасполь, а затем в Кишинев. Здесь уже без прессы не обошлось – и она услышала тезисы, не сильно отличавшиеся от высказываний предшественников Кожары вроде Бориса Тарасюка и Владимира Огрызко. А именно, о потребности интегрировать Приднестровье в Молдову в интересах Европы. Примечательно, что сам Леонид Кожара считается выдвиженцем Виктора Медведчука, в прошлом году вернувшегося в политику в качестве главы движения «Украинский выбор», которое выступает, с одной стороны, за присоединение Украины к Таможенному Союзу, а с другой – за превращение Украины из унитарного государства в федеративное. При этом он ратует за автономию не только Крыма и Галиции, но также Одесской и Николаевской областей. Чем поможет федерализация Украины ее евразийским перспективам, остается загадкой. Точнее, оставалось загадкой до медиа-засветки «плана Маракуцы». Версия о том, что в Черновцах вопросом номер один будет именно «план Маракуцы», не была зловредной инсинуацией молдавских спецслужб – ведь существование проекта подтвердили высокопоставленные собеседники «Независимой». Более того, новость была не столь уж и новая. О еврорегионе «Днестр» украинские СМИ сообщали еще в феврале 2012 года – только тогда речь шла о проекте приграничного сотрудничества с участием не всего Приднестровья, а только двух районов. Соглашение о создании «еврорегиона» тогда подписывал в Киеве премьер Молдовы Владимир Филат, а одобрение Европы звучало из уст главы делегации ЕС в Кишиневе Дирка Шубеля. Однако странная таинственность, устроенная вокруг переговоров в Черновцах, лишь разжигало любопытство прессы, единодушно раскусившей, что речь шла о чем-то деликатном. В самом деле, вышеупомянутый маршрут деликатен сразу в нескольких аспектах. С одной стороны, использование аэропорта непризнанного государства. С другой, непонятная ситуация с Румынией, которая вроде как тоже должна предоставить разрешение на пролет. И наконец, путь из Китая не просто через Узбекистан, а через тот аэропорт, который используется ВС США для доставки продовольствия контингенту в Афганистане. В связи с чем ассоциации возникали не столько со стамбульскими обязательствами России, о которых упоминал Коноплев, но и с обещанной – и явно интересной для широкого круга политиков-посредников, вне зависимости от декларируемых убеждений — второй фазой перезагрузки США-Россия. ПОНТИЙ ФИЛАТ ВО ВСЕМ ВИНОВАТ 22 февраля во Львове (даже молдавские политологи удивлялись столь специфическому месту встречи) состоялось заседание российской-украинско-молдавской трехсторонней комиссии. Там должны были встретиться для подписания неких документов президент ПМР Евгений Шевчук и премьер Молдавии Влад Филат. Молдавский премьер в те дни готовился к разгрому своих политических соперников, чему очень помог скандал с охотой на дикую фауну в заповеднике, где один нетрезвый чиновник ненароком укокошил другого. Старшим по должности на этом мероприятии оказался генпрокурор Валерий Зубко, член Демократической партии Молдовы (ДПМ). На этом и хотел сыграть Филат, возглавляющий соперничающую Либерально-Демократическую партию (ЛДПМ). И в этом его энергично поддерживал глава делегации ЕС Дирк Шубель. Казалось, избавление от соперников было уже на мази: солидарность с Филатом демонстрировали коммунисты. Более того, Владимир Воронин тайно посетил Москву для встречи с Сергеем Борисовичем Ивановым. Эта тайна, как и «план Маракуцы», мгновенно стала явной для прессы. Впрочем, Дирк Шубель «руки Москвы» благополучно не заметил. Более того, к критике экологически несознательной Демпартии присоединилась твиттер-революционерка Наталия Морарь. Та самая Морарь, которой в 2009 году запретили въезд в Россию, и ей не помог даже фиктивный брак с коллегой по газете New Times Ильей Барабановым. Можно, конечно, допустить, что твиттер-революционерка Морарь оказалась на стороне не только либерал-демократов, но и коммунистов из антимосковского протеста. В самом деле, у официальной Москвы были сложные отношения с главой ПКРМ Владимиром Ворониным из-за Приднестровья, а после твиттер-революции «Единая Россия» заключила официальный альянс с ДПМ, а вовсе не с ЛДПМ. Несмотря на то, что обе эти партии входили в Альянс за европейскую интеграцию вместе с Либеральной партией (ЛПМ), возглавляемой эпатажно антироссийским Михаем Гимпу. Более того, статусные русскоязычные политологи Валерий Андриевский и Владимир Букарский не только критиковали руководство молдавской компартии, но и непосредственно подталкивали к выходу из нее амбициозных депутатов Игоря Додона и Зинаиду Гречаную. Это мероприятие, оказавшееся успешным, лишило Компартию большинства в парламенте и соответственно, создало условия для избрания президента. Этот президент, Николае Тимофти, оказался совсем не пророссийским, чего и следовало ожидать: кандидатуру подбирали тогда еще солидарные «евроинтеграторы». Выигрыш от этого получили Мариан Лупу и спонсор Демпартии Владимир Плахотнюк – который, как считали в Компартии, и организовал «переориентацию» двух крупных партфункционеров. Но после злосчастной охоты в декабре прошлого года тот же Андриевский начал рассыпаться в любезностях в адрес Филата, намекая при этом, что Демпартия, и в особенности ее спонсор, не смогла добиться поддержки внешних опекунов на Западе и Востоке – в отличие от Филата. На первый взгляд, такой вывод был неочевиден: ведь прямые контакты с российской властью, и в том числе с Рогозиным, осуществлял вице-председатель ДПМ, министр экономики Валериу Лазэр, посетивший Москву 14 декабря. Но в декабре прошлого года произошло еще одно немаловажное для Кишинева событие – парламентские выборы в Румынии. А на этих выборах победили социал-демократы Виктора Понты, которых спонсировал в том числе партнер Филата, нефтяной олигарх Дину Патричиу. То есть теперь премьер Молдовы уже особо влиятельный – не побоюсь этого слова, Понтий Филат. Прошлым летом он был принят в Сочи, а в Пекине, по следам Владимира Воронина, еще в 2010 году разливал молдавское вино в специально изготовленный сосуд в форме Великой Китайской стены. Чем ближе была назначенная на 20 февраля четырехсторонняя встреча в городе Львове, тем крепче ветер дул в паруса Филата. И все было бы в ажуре, но 30 января несознательный коммунист по фамилии Гурэу уличил Филата в попытке задешево приобрести пакет акций Banca de Economii S.A. (BEM), бывшем Сбербанке. В его распоряжении чудесным образом оказался неофициальный документ МВФ, весьма пессимистично оценивавший качество активов этого банка, а также размеры его кредитной задолженности. В итоге возникла закономерная паника, а на ее фоне владелец печально известного в России фонда Hermitage Capital Билл Браудер огласил версию об отмывании денег, которым в Кишиневе под патронажем Филата занималась так называемая «группа Клюева». Та самая, за которой неутомимый Браудер охотился и в России, и на Кипре. Самоуверенный Филат легкомысленно отнесся к еще одному обстоятельству – а именно, к принадлежности директора Национального центра по борьбе с коррупцией Виорела Кетрару к Демократической партии. И напрасно – поскольку этот орган, как и его аналоги в странах Прибалтики, обладал полномочиями для возбуждения уголовных дел. И в этом органе к концу января уже была собрана вся компрометирующая информация о сделках с участием Филата – который, получалось, старался не только спасти самый крупный банк в стране, но также извлечь из спасения личную выгоду. Пресловутые деньги «группы Клюева», очевидно, были отнюдь не лишними для банка, проблемы которого объяснялись невозвратом кредитов. Среди крупнейших должников банка числилась и влиятельная семья Шор, представляющая в Кишиневе хасидское сообщество и весьма близкая к олигарху Анатолу Стати, спонсору Либеральной партии Михая Гимпу. И по этой причине компромат Браудера был для Гимпу подарком: теперь во всем виноват Филат. «Молдова «засветилась по делу Магнитского двумя счетами», — радостно сообщал российский портал FLB.ru – хором с EU Observer. Российские «рыцари антикоррупции» охотно подыгрывали в медиа-пространстве тому самому Браудеру, которого россиский премьер Медведев публично охарактеризовал термином «проходимец». Как только Филат добился отставки генпрокурора Зубко и, не теряя темпа, принялся за Плахотнюка (коммунисты как раз подготовили проект решения о его снятии с должности вице-спикера), под уголовным расследованием один за другим оказались сразу три министра из ЛДПМ, включая министра финансов. После чего Филат ничего не оставалось, кроме как заявить в ответ о выходе своей партии из Альянса за европейскую интеграцию. Однако Кетрару на этом не успокоился. Вслед за министрами уголовному расследованию подвергся глава Налоговой инспекции Николае Викол, а в его компьютере были обнаружены аудиозаписи с голосом Филата, раздававшим весьма далекие от европейских стандартов инструкции своим однопартийцам в чиновных кругах. Новый скандал прервал расследование, которое Налоговая инспекция начала в отношении одной из фирм, имеющих отношение к Плахотнюку. На фоне скандала дипломатия, задуманная в Москве, внезапно сорвалась: глава Приднестровья Евгений Шевчук отказался от личной встречи с Владом Филатом. Это обстоятельство сильно расстроило не только Дирка Шубеля, но и американку Дженнифер Браш, представляющей ОБСЕ в Кишиневе. У опекунов Молдавии из Еврокомиссии голова болела о другом: подопечные кишиневские евроинтеграторы опять столкнулись в непримиримой ссоре, за которой «торчали уши» персональной конкуренции между Филатом и Плахотнюком. И хотя Филату удалось сместить Плахотнюка с посла вице-спикера, его собственная репутация отнюдь не укрепилась – особенно после обнародования пленок из Налоговой инспекции. Ведь на этих пленках голос премьера настаивал, например, на снижении штрафа немецкой фирме Draexelmaier, чтобы та не закрыла свой бизнес в Молдове. Вместе с молдавскими вылезали и германские «ослиные уши», что европейские охотники за сенсациями могли использовать теперь против Ангелы Меркель. Доселе Молдавия считалась самой «демократически продвинутой» из всех стран СНГ, и самой готовой к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. Однако злосчастная охота с одной стороны, а скандал вокруг отмывания денег (притом не каких-нибудь, а «анти-магнитских») – с другой, еще до кризиса власти побудил Брюссель к лишению Кишинева привилегий. «Из выводов совета ЕС по Восточному партнерству от 18 февраля 2013 года вытекает, что ЕС явно намерен поместить Молдову в один пакет с Грузией и Арменией, чтобы на саммите в Вильнюсе только парафировать (а не подписать!) Соглашение об ассоциации этих трех стран с ЕС. То есть, у Евросоюза в очередной раз во главу угла был поставлен региональный подход, синхронизирующий интеграционные процессы разных стран независимо от достигнутых ими результатов. Это настоящая пощечина для Молдовы на пути к ЕС», — сокрушался корреспондент киевского «Зеркала недели» Леонид Литра. Украинские либеральные публицисты, соболезнуя кишиневскому Альянсу за евроинтеграцию, волнуются о том, как бы на досрочных выборах в молдавский парламент не одержали верх «антиевропейские» силы – сиречь, очевидно, коммунисты. Однако популярность ПКРМ Владимира Воронина в результате расколов и шатаний – и в том числе благодаря московским интригам – по всем социологическим данным не дотягивает сегодня до 40 процентов. Кто же выигрывает? Как пишет кишиневский обозреватель Виталий Кожокарь, сегодня доход молдавского блоггера, пишущего на политический заказ, превышает $1000 в месяц. «То, чего не смогли коммунисты сделать силой, сумели господа Филат и Плахотнюк за деньги. По одним сведениям, Филат платит до 300 леев за статью, по другим — минимум 50 евро за статью. Тот же Филат раздает электронные аппараты последнего поколения, в обмен на оказание услуг. Но Плахотнюк щедрее: если ему нравится, как ты пишешь, то можешь рассчитывать на 1200 леев за статью. Плахотнюк не озабочен каждым словом, для маленького Наполеона важна сама идея.. До 20 блоггеров готовы в любой момент писать по заказу Плахотнюка. Настоящая армия. И знаете, что забавно? Многие из них пишут и по заказу… Филата. Иными словами, это наемники Интернета». В Молдове, таким образом, формируется особого рода средний класс, сколь невзыскательный, столь и свободный от моральных ограничений. Это очень удобная прослойка. Ведь чем глубже она копается в белье молдавских политиков и их деловых партнеров по обе стороны Прута, тем детальнее – за цену, солидную по кишиневским меркам, но мизерную по брюссельским – узнают об этих делах в компетентных органах Запада. В том числе об официальных и неформальных договоренностях молдавских политиков любого спектра с теми или иными чиновниками Востока (в любом смысле этого слова). …И НЕ КОЗЛИМЫ БУДЕТЕ Описание Виталия Кожокаря идеально подходит и к украинским блоггерам, специализирующимся на деликатных темах. А если точнее, то наоборот: кишиневские «наемники Интернета» брали уроки у киевских. В том числе, и в особенности, у вышеназванного киевлянина по натуре и москвича по прописке однофамильца российского вице-премьера – Игоря Шувалова. «Идея Шувалова проста до абсурдизма: не ждать, пока оппозиционеры вдруг спохватятся и действительно создадут что-то стоящее против Януковича, а самому создать сайт с порциями компромата на заказчика. А затем эффективно бороться с собственным детищем, сняв с клиента астрономический бюджет. Что-то подобное, как мы помним, проводил предшественник Левочкина Медведчук, при Кучме мужественно разруливая созданные им же самим проблемы. Характерный пример такого медиа-ресурса – сайт «Руспрес» (http://rospres.com), владельцем которого стал Шувалов. Политтехнолог немедленно насытил проект публикациями о правящей украинской команде, выдержанными в самом оскорбительном ключе. О том, что ресурс принадлежит лично ему, советник Левочкина не считает нужным скрывать от ближнего киевского круга, давая указания о тех или иных публикациях прямо по телефону. И вот что самое интересное – украинская тематика на сайте Шувалова то появляется, то на некоторое время исчезает. Надо полагать, это связано с эмоциональными приказами «выключить эту херню из интернета», которые дает взбешенный Янукович Левочкину. А приказы появляются после очередного ознакомления президента с распечатками порций компромата на себя, которые ему носит все тот же услужливый руководитель администрации», — пишет Василий Черный на портале «Народная правда». Если на Украине Шувалов, начинавший карьеру в медиа-обслуге Виктора Пинчука, ухитряется обслуживать одновременно «фирташевца» Левочкина и «газпромовца» Медведчука, то в России объектами его разоблачений оказываются как «медведевские», так и «путинские». И очередная «интернет-малява» содержит вполне откровенный месседж: кто лучше проплатит, тот будет иметь меньше репутационного ущерба, а кто поскупится, того будут «козлить». Поводом для очередного «козления» служит очередной политический скандал. А они в России возникают постоянно ввиду неразрешенной «тандемной ситуации». Например, столкнулись в Москве (контроль над нефтегазовым экспортом) или на Кавказе (курортная суперкорпорация КСК) интересы Аркадия Дворковича и Игоря Сечина. И каждая сторона, естественно, заинтересована в компромате на другую. Импульс, адресованный блоггерскому сообществу, замыкается в итоге на одного и того же Игоря Шувалова, к удовольствию его украинских соперничающих заказчиков. Или – между той или иной группой силовиков со своими интересами. В данном случае исполнение заказа более рискованно – можно, например, случайно попасть под машину или утонуть в море, которое по колено – как уже случалось с некоторыми не в меру любопытными исполнителями. На этот случай у портала «Руспрес» есть нехитрый метод – ссылка на какой-нибудь посторонний ресурс, от одесского до вашингтонского. Например, недавний опус под названием «Кто ведет героиновые караваны?» на Руспресе» содержит ссылку на «Нашу Версию», которая ссылается, в свою очередь, на агентство Inright, а на его портале опубликован перевод статьи некоего Джеймса Лоусона с американского ресурса rosieontheright.com. Это блог некоей Рози, стандартной дурочки с типичной латиносской внешностью и типичным для католиков южноамериканского розлива (особенно для кубинцев-эмигрантов) убежденностью в том, что Барак Обама является коммунистом. На сегодняшний день дурочка Рози, видимо, сообразила, что опубликовала что-то не то, поскольку статьи Лоусона по ссылке уже не найти. Но поскольку таких дурочек Рози в Америке хоть ложкой ешь, на каждую такую дурочку можно найти по нескольку липовых Джеймсов Лоусонов, которые столь грамотны в английском, что не знают разницы между предлогом along («через» в применении к пространству) и through («через» в применению к среде, или, точнее, «сквозь»). Если же следовать внутренним ссылкам на самом «Руспресе», то сюжет о караванах, которые ведут братья Магомедовы вместе с экс-главой ФСКН Виктором Черкесовым, упирается в публикацию на том же «Руспресе» от 14.02.2012 под заглавием «Оранжевая революция Виктора Черкесова», а этот опус ссылается якобы на ИА «Европа», а фактически, если идти по гиперссылке – на некоего блоггера «Иван Smith», который, помимо Магомедовых с Черкесовым, разоблачает исключительно Виктора Януковича, притом украинською мовою. «Козловорот», добравшись до Америки, возвращается к днепровским берегам. Владелец «Руспреса», таким образом, даже следы заметает неряшливо, спустя рукава. Что характерно для персонажа, считающего себя незаменимым. Ну как же: Виктор Медведчук – «надежда и опора» России на Украине – во всяком случае, так его позиционируют заинтересованные московские партнеры. И не без успеха, судя по визиту Путина в особняк Медведчука в Симеизе – точнее сказать, во дворец с изысканными интерьерами, в сравнении с которым пресловутый «замок Путина» на Кубани кажется жалкой лачугой. Нетрудно догадаться, что на этот дворец Виктор Михайлович заработал не на госслужбе и даже не в украиpнско-израильской фирме БИМ. В числе его ближайших партнеров все украинские биографические ресурсы указывают Александра Геннадиевича Грановского (однофамильца имиджмейкера Владимира Грановского). Александр Грановский и Борис Кауфман известны тем, что контролируют Одесский и Симферопольский аэропорты, а также терминалы в Одесском порту и порту Южный. Которые, как следует из резонансной утечки Moldnews, предполагается сделать составной частью еврорегиона «Приднестровье». Впрочем, фантастическое влияние Медведчука в Крыму (куда там Александру Бабакову и Александру Лебедеву!) объясняют не пророссийским пафосом Виктора Михайловича и не партнерством с Грановским и Кауфманом, а близостью якобы оппозиционного политика к родному сыну президента Александру Викторовичу Януковичу. В свою очередь, Александр Викторович имеет полный консенсус с «угольным королем» Ринатом Ахметовым, который ныне является неформальным владельцем не только шахт и коксовых заводов Восточной Украины, но и хозяином одесского Придунавья, где его энергетическому холдингу ДТЭК принадлежат генерирующие и сетевые мощности. А в Швейцарии Александру Януковичу принадлежат компании MAKO Holding BV и MAKO Trading SA, которыми руководит американский гражданин Феликс Блитштейн – бывший гендиректор металлотрейдера Leman Commodities, ныне принадлежащего корпорации System Capital Management Рината Ахметова. Поэтому приднестровский диссидент Роман Коноплев и писал, что ключи от Приднестровья находятся в руках Украины. К этому можно лишь добавить, что любой, хоть самый деликатный (и самый сверхприбыльный) проект с участием Киева оборачивается свалкой за обладание драгоценным ключом. А в условиях нынешней информационной оснащенности, проиллюстрированной выше, секреты утекают в медиа-пространство еще до того, как начался «хохлосрач». Информация о транзите грузов из одного мирового полюса влияния в другой часто бывает деликатной. Партнерство трейдеров с крупными чиновниками из силовых структур столь же традиционно, как снег зимой и дождь осенью. В США с регулярностью в 10-15 лет раскрываются различные «гейты» с охватом от Ирана до Никарагуа. Однако за это время участники «гейтов» успевают и наводнить страны-мишени и качественной агентурой, и устроить парочку войн, и заработать, и спрятать имущественные концы, и обзавестись легионом адвокатов. Случайно или намеренно, российские влиятельные лица копировали в «ближнем зарубежье» американскую модель влияния. Однако советское наследие неизбежно давало себя знать: хотя термины «приписка» и «лакировка» давно не в ходу, соответствующая практика цветет и в отношениях между регионами и центром, и в отношениях между исполнителями внешнеполитических прожектов и высшей властью. И постоянно воспроизводит стереотип выдачи желаемого за действительное, и в частности – влияния за фантом влияния. Приглашение Владимира Путина в «фазенду» Медведчука можно считать апофеозом такой торговли фантомами. Если бы американская модель воспроизводилась не халтурно, а хотя бы с минимумом исполнительской ответственности, покупка влияния в лице банкира, трейдера, политика или генерала производилась бы с использованием самого обыкновенного «двойного слепого контроля». А именно – одна группа агентов едет «заинтересовывать», к примеру, Мариана Лупу или Нино Бурджанадзе, а другая, не заинтересованная, собирает информацию о том, действительно ли предполагаемый партнер имеет а)минимум политического таланта, б)минимум репутации, в)минимум исполнительской надежности. А третья группа отслеживает действия первых двух и фиксирует любые огрехи профессионализма и просто человеческих слабостей. И этой третьей группе не приходится объяснять первым двум разницу между закрытой информацией и пропагандой прикрытия, между разовым исполнителем и постоянным партнером, между всеядным «наемником Интернета» и своим человеком в местном медиа-сообществе, между результатом и его имитацией. Применение двойного слепого контроля, не требующего героических усилий и баснословных финансовых издержек, позволило бы обеспечивать влияние не до очередных внеочередных выборов, а всерьез и надолго, а если уж проектировать коридоры транзита – будь то для снабжения сирийских военных или для импорта китайских трусов в Венгрию, то не так, чтобы об этом через пять минут узнавала разведка самой бедной на континенте страны, а через десять – собственное независимое СМИ с альтернативными интересами… Кстати, главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков на прошлой неделе посетил Вашингтон вместе с директором Института современного развития Игорем Юргенсом и депутатом Владимиром Плигиным: http://www.washingtontimes.com/news/2013/feb/25/embassy-row-kerry-to-meet-with-russian-fm-as-adopt/#ixzz2M13g6n4Y Узнают ли компетентные исполнители Владимира Путина о содержании их бесед с влиятельными лицами – или Кремлю впарят версию фантомного Лоусона с медиа-фабрики Шувалова? Анатолий Григоренко

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter