НАПРАВЛЕНИЯ ГЛАВНЫХ УДАРОВ

НАПРАВЛЕНИЯ ГЛАВНЫХ УДАРОВ
Новость

5 февраля 2014, 11:35
НАПРАВЛЕНИЯ ГЛАВНЫХ УДАРОВ

«Похоже, на днепровских берегах будут выяснять отношения не только украинские, но и американские кланы», писал автор этих строк в начале декабря в статье «Пидманула, пидвела» для «Санкт-Петербургских ведомостей». Республиканцы к тому времени подобрали себе наконец компромиссного кандидата на 2016 год, которого зовут Тед Крус – об этом, а вовсе не о бюджете, был изматывающий спор в Конгрессе в сентябре.

 

Но я не догадывался, что так быстро. Слишком уверенно держалась буквально до последних недель команда Джона Керри. И внушала уверенность правительствам Ирана, Ирака, и даже осторожно допускала, что Башар Асад может остаться. А помимо этого, рассчитывала на благополучное подписание Соглашения по безопасности в Афганистане, где Хамид Карзай подписывал трехсторонние соглашения с Ираном и Индией по использованию контейнерного порта Чабахар...

 

По совпадению, столь же уверенно, если не сказать самоуверенно, чувствовала себя российская дипломатия. Считалась вполне реалистичной игра на двух досках сразу – с Тегераном и Дамаском, с одной стороны, и с треугольником Саудовская Аравия-Израиль-Египет с другой. Считалось вполне безопасным делом принимать Армению в ТС вопреки несовпадению реальной и признанной географической восточной границы. Считалось даже уместным «дергать за усы» Пекин, заигрывая с Токио и Вьетнамом. Это поведение, в английском языке именуемое flight-forward, а на иврите обозначаемое термином «хуцпа», подкреплялось первым местом по влиянию, которое щедро присваивали Владимиру Путину один западный рейтингист за другим.

 

Нельзя сказать, что «звонок» Волгограда не был принят всерьез. Но так или иначе, он был списан на региональных экстремистов, благо на тот момент никто в нем не признался. А намеки радио «Свобода» на тему о том, что против губернатора Боженова, которому на выборах якобы помогал дагестанский бизнес, сработали какие-то наши же персонажи в погонах, воспринимались в порядке вещей – как очередная инсинуация. Но вот, день в день с украинским Крещением, и день в день с приглашением Ирана на «Женеву-2», дождались автографа от организации «Ансар ас-Сунна». Дождались и не очень поверили. «Скорее всего, эта организация не имеет к теракту никакого отношения», - успокаивал портал РБК. Западные обозреватели думали иначе, но их было легко и уместно заподозрить в «торговле страхом», благо это делается накануне Олимпиад последних 20 лет практически регулярно.

 

Вообще-то «Ансар-ас-Сунна» - брэнд организации «Ансар аль-Ислам», использовавшийся в 2003-2007 годах, в пору оккупации Ирака. Если не полениться и покопаться в ее истории, мы найдем там немало парадоксов. Сама она известна диверсиями с сотнями жертв и похищениями с пытками и обезглавливаниями, однако ее духовный лидер Мулла Крекар, этнический курд и при этом суннит, с 2002 года по сей день обладает статусом беженца в Норвегии, а все его семейство – гражданством. Много раз и норвежские политики, и премьер Ирака, и премьер Иракского Курдистана,  который не в лучших отношениях с премьером Ирака, требовали привлечь его к суду за моральную и материальную поддержку терроризма. Но несмотря на то, что он включен в «черные списки» и в Вашингтоне, и в Лондоне, и даже в Канберре, он всякий раз чудесным образом избегал суда. Даже в 2009 году, когда призвал в интервью арабскому телеканалу воссоздать Халифат, а главой его сделать либо великого Усаму бин Ладена, либо Айзмана аз-Завахири, либо афганца Гульбеддина Хекматиара. И только в 2012 году его наконец приговорили к пяти годам (тут же сокращенным до 2 лет 10 месяцев) за угрозы убийством бывшему норвежскому министру Эрне Содберг. При этом без лишения статуса беженца – как лица, будто бы пострадавшего от Саддама Хусейна.

 

Чудо неуловимости, которой пользуется мулла Крекар, упало, конечно же, не с неба. В 2002 году, когда его арестовали в Нидерландах, с ним провели длительную беседу офицеры ФБР, и только после этого он получил свой статус беженца. А когда в Белом Доме его записали было в связные «Аль-Каиды», на президентский стол лег доклад военной разведки (DIA), где объяснялось, что это не так. Три года спустя военные записали его организацию в «умеренные» и якобы враждебные пресловутой «Аль-Каиде», и даже глава Пентагона неоконсерватор Дональд Рамсфилд не скрывал, что его подчненные, что вел тайные переговоры с группировкой, официально занесенной в списки террористических организаций.

 

А что касается Гульбеддина Хекматиара, который с кем только не знаком, то он как раз призвал свой актив участвовать в афганских выборах. И вот ведь совпадение – как раз в этот день было совершено покушение на Исмаил Хана, экс-губернатора провинции Герат, хорошо знакомого иранской команде Хаттами (пересевшей в правительственные кресла при Хасане Рухани). Это сюрприз для Джона Керри, причем далеко не первый за этот месяц.

 

По мере приближения к «Женеве-2», к российской Олимпиаде и к афганским выборам сюрпризы сыпались на Керри один за другим. Накануне Нового года президент Франции Франсуа Олланд заключил в Эр-Рияде «сепаратную» - то есть в интересах французских производителей – сделку по снабжению оружием ливанской армии за счет саудитов. Стороной сделки в Ливане является партия Саада Харири, враждебная шиитам и друзам и в то же время имеющая неформальные связи с нынешним руководством Пакистана. После чего неустановленные лица убивают одного из влиятельных соратников Харири, это убийство в израильской прессе приписывают «Хизбалле», а затем израильские ВВС совершают очередной налет на Газу. Воодушевленный «Ликуд» призывает премьера Израиля продолжать застройку Восточного Иерусалима, не слушая ни Вашингтон, ни Брюссель, а министр обороны Моше Яалон высказывает пожелание, чтобы Керри, опостылевший своими визитами, наконец получил Нобелевскую премию мира и оставил Израиль в покое.

 

Правая израильская пресса откровенно издевается над хлопотами Керри над палестинским урегулированием, предрекая, что сделать на этом политический капитал ему не суждено. Но у главы Госдепа есть головная боль посерьезнее – в Кабуле. И в тех же числах января он получает «удар в спину» от экс-главы Пентагона Роберта Гейтса, в «революционном» 2011 году публично не согласившегося с планами «арабской весны» для Саудовской Аравии и Бахрейна. Только теперь Гейтс поставил Госдепу подножку уже в Кабуле, рассказав в своих мемуарах, как в 2009 году Барак Обама и тогдашний спецпредставитель (и давний соратник Керри) Ричард Холбрук разработали операцию по отстранению от власти Хамида Карзая, окончившуюся «неуклюжим провалом». И это в то время, когда Госдеп обхаживает Карзая, пытаясь выклянчить у него подписание Соглашения о безопасности – то есть об условиях сохранения в Афганистане американского контингента! Но и это не все: 14 января о себе напоминают талибы. Сначала их пресс-секретарь после долгого молчания сообщает корреспонденту ВВС Джону Симпсону, что «Талибан» непременно сорвет афганские выборы, а двое суток спустя в строго охраняемом правительственном квартале Кабула в упор расстреливают группу работников ООН, включая двух американцев и одного русского. Символичнее всего – название ресторана «Ливанская таверна» и ливанское же происхождение самой статусной жертвы – представителя МВФ в Афганистане.

 

Еще 16 января Керри оказывал прямое давление на сирийских оппозиционеров-суннитов, именуя их людьми, которые «хотят переписать историю и замутить воду», Куда более добродушно он ввел себя с официальным Тегераном, представители которого были им лично приглашены на «Женеву-2». Но уже спустя несколько часов заместитель его же пресс-секретаря пояснила, что его «не вполне поняли», а 21 января сам генсек ООН, уже успевший отправить приглашение Ирану, «завернул» его обратно. В тот же день глава МИД Сирии Валид Муаллем просидел пять часов в греческом аэропорту по пути в Монтре. А генсек ООН, с которым у него на этот день была запланирована встреча, беседовал в это время не с ним, а наоборот, с саудовским ставленником Ахмедом аль-Джаброй.

 

Как раз в этот день, 21 января, на «шиитскую партию» свалился еще один сюрприз. Об этом смутно и скороговоркой упоминалось на гостелеканале «Россия-24»: в новостном эфире несколько раз с досадой было упомянуто про некие интриги государства Катар. Несмотря на то, что в интервью тому же каналу глава Института Ближнего Востока Евгений Янович Сатановский изобличил в интригах саудовского принца Бандара и уже по традиции свел все проблемы Ближнего Востока к семисотлетнему противоборству суннитов с шиитами. И поразительно совпал в своей логике с русскоязычным порталом «Иран.ру». Поскольку, что совсем неожиданно звучало из уст Евгения Яновича, смысл в Женеве, по его оценке постфактум, был бы только в том случае, если бы – как и настаивал Сергей Лавров – там сидели бы за одним столом иранцы с саудитами.

 

Так в чем же провинился Катар, о котором уже на следующий день забыли? Очевидно, речь шла о действительно совершенно неожиданном событии, которое Евгений Янович то ли не заметил, то ли не решился интерпретировать. 21 января в газете Guardian, а также на портале «Аль-Джазира», сообщалось о некоем докладе, представленном мировой общественности. Докладе, который один из его составителей сравнили много ни мало  материалами Нюрнбергского процесса.

 

Очередные параллели с Второй мировой войной были проведены влиятельным британским прокурором Джоном Крэйном, который готовил доклад вместе с двумя другими профессиональными обвинителями. Из трех соавторов доклада его имя, впрочем, наименее громкое. Куда более солидная фигура – автор, имя которого стоит первым – доктор Десмонд Лоренц де Сильва, рыцарь ордена Св. Иоанна Иерусалимского и член королевского Тайного совета. А в недавнем прошлом - специальный помощник генсека ООН Кофи Аннана, по его поручению успешно «уговоривший» премьера Сербии Воислава Коштуницу сдать в Гаагу всех сербских генералов.

 

Напомним, на пост премьера после свержения Милошевича претендовали либерал Зоран Джинджич и так называемый националист Коштуница, но Джинджича, на которого работала команда Института Эйнштейна, внезапно убили. Очень похожая история случилась после «революции роз» в Грузии: президентом давно рассчитывал стать постоянный клиент демократов, либерал до нетрадиционности Зураб Жвания, но когда правящие неоконсерваторы сделали ставку на мужлана и бабника Саакашвили, Зураба с партнером нашли угоревшими до потери пульса. Как раз сейчас продемократическое правительство Грузии подняло эту историю, и в ней вскрылись неожиданные подробности: обиженный Зураб перед смертью, оказывается, «стучал» по своей партийной линии не только на Саакашвили, но и на министра обороны Давида Кезерашвили, конкретно – на тему о скандальной теневой ракетной сделке правых республиканцев с иранцами.

 

Спецдоклад рыцаря де Сильвы и был тот лом, против которого у Джона Керри, не говоря о Сергее Викторовиче Лаврове, не оказалось приема. Нельзя исключить, что и заявка от «Аль-Сунны» была воспринята госсекретарем, как и покушение на Исмаил Хана, как персональное «предупредилово». И оба соавтора идеи «Женевы-2» вели себя на открытии «Женевы-2» довольно нервно. Керри отмежевался и от иранцев, и еще энергичнее от Асада, и вообще его будто подменили: как и летом этого года, он вдруг «перескочил» в партию войны. Дипломатическим влиянием саудитов это объясняться не могло: Керри гостил у короля 5 января, а не 17-го и не 21-го. То есть отнюдь не принц Бандар выбил из его рук магический меч, предназначенный для разрубания сирийского гордиевого узла.

 

Что касается Сергея Викторовича, внешне сохранявшего невозмутимость, то его почему-то особенно занимал курдский вопрос. Сирийские курды первыми согласились прибыть в Женеву, но в самый канун встречи оказалось, что организаторы решили обойтись и без них. В связи с чем глава нашего МИД с трибуны предположил, что именно поэтому курды «оперативно» самоорганизовались на контролируемой ими сирийской территории в региональное правительство. По совпадению, целую оду народу курдов вскоре исполнил в эфире канала «Россия» Дмитрий Киселев – напомним, ныне не просто телеведущий, а директор всей службы внешней пропаганды. «Курды – народ с мощной культурой, их 40 миллионов, искусные воины, а в бой идут с лозунгом: Долой арабов, долой турков, долой джихадистов! Американцев они презирают, за то, то они покрывали курдский геноцид… Но сейчас курдские политики ведут активную дипломатию! Масуда Барзани принимал президент Австрии Хайнц Фишер… На прошлой неделе британские парламентарии призвали признать операцию Anfall геноцидом курдов»…

 

Курдское движение за самоопределение – несомненно сильный инструмент в политике Ближнего Востока. В 1990-х годах, когда Абдулла Оджалан имел базу на российской территории, заинтересованные группы лиц имели возможность воспользоваться этим инструментом. Но с тех пор, как Оджалан был добровольно сдан – как утверждал аналитик Шамсуддин Мамаев, в качестве размена на освобождение из чеченского плена представителя Бориса Ельцина в Чечне Валентина Власова – этот инструмент был в чьих угодно, но только не в российских руках. Единственный эпизод из новейшего времени, когда Москва «задействовала курдский фактор», относится к медведевскому 2011 году: тогда портал Izrus сообщал, что некие московские курды одновременно помогают МИД налаживать контакты со своим собратьями в сирийском Камышлы и с правительством Израиля.

 

Утверждение о том, что курды презирают американцев, в отношении курдского большинства, возможно, справедлив, а в пропагандистском эфире звучит как некое суверенное предложение о дружбе и забвении довольно сомнительной истории с Оджаланом. Но вот против кого мы собираемся дружить? Против джихадистов, которых поддерживают американцы? Однако среди них есть, как упоминалось выше, и курды. Против арабов, которые присутствуют в том числе в новорожденном курдском правительстве, и от которых мы вроде как не собирались отмежевываться? Против Турции, которая «затуркана» сегодня и радужной оппозицией, и наоборот, суннитами-радикалами? Против персонально премьера Эрдогана, которого стравили с его духовным учителем и одновременно навесили ярлыки не только автократа и коррупционера, но и тайного сообщника одновременно иранцев и тех же радикалов-суннитов? Чтобы что? А выходом Казахстана из ТС мы готовы за такие интриги заплатить?

 

Вице-премьер Рогозин похохатывает над Джоном Керри, задумавшим на Мюнхенской конференции заняться дипломатией с Яценюком, Кличко и певицей Русланой: а может, он позовет еще и Верку Сердючку? И действитеьно, Джон Керри выглядит сегодня более жалко, чем Виктор Янукович и его нынешний глава администрации Андрей Клюев: предложив «кролику» стать премьером, а кандидату физкультурных наук – вице-премьером по гуманитарным вопросам, они точно знали, что каша не сварится как по расхождению амбиций, так и по заведомой разнородности внешних опекунов. И тем не менее, на Ближнем Востоке российская дипломатия упорно следует по антитурецким стопам команды Керри. Вперед по инерции, по непонятным и чужим кочкам – в то время как дорога американской внешней политики уже сделала поворот, и определял ее реальный путь кто угодно, только не госсекретарь. Так, например, разоблачение Николя Саркози Муаммаром Каддафи «с того света» - это почерк не Керри, а главы ЦРУ Джона Бреннана. А переход команды Саакашвили в контрнаступление в Грузии – в чистом виде республиканская интрига.

 

Команду Керри-Байдена «сливают», и «изменившийся Майдан» - такой же инструмент этой операции, как и лондонское разоблачение Асада, и афганский саботаж, и патовая ситуация в палестино-израильских переговорах. Если отечественная дипломатия этого не замечает, то она точно так же «прохлопает» и другие закономерные импликации

реванша американских «неоконов» на пространстве СНГ. Например, новых армяно-азербайджанских и узбекско-киргизских военных конфликтов, с приумножением числа несостоятельных государств в исторической сфере влияния России.

 

Кстати, элементарная геополитическая логика требовала оберегать от несостоятельности именно Украину. Разумная внешняя политика начинается с гарантий спокойствия у ближних границ, к тому же лишь символически оборудованных. И чтобы с соседом не случилась несостоятельность, принято прилагать некие усилия – поэтому Турция и отказала американцам во время иракской войны в использовании Черного моря.

 

Нельзя сказать, чтобы Россия на Украине двадцать лет бездействовала. Если перечислять многочисленные инициативы, то наберется довольно внушительный ряд действий. Одни действия совершал МИД, другие – российские корпорации и лично Анатолий Чубайс и Алексей Миллер, третьи – Евразийская комиссия, четвертые – конкурирующие между собой и не несущие никакой политической ответственности политтехнологи. И поверх всего этого – Россотрудничество, публично провозгласившее себя российским аналогом USAID. Одни московские игроки имели теневые отношения с «донецкими», другие собирали на «донецких» компромат в интересах «киевских» или «днепропетровских»; одни в канун выборов 2004 года возили Януковича на Афон, другие внедряли корпоративных представителей в список партии Ющенко; одни в канун выборов 2010 года обхаживали «Батькивщину», другие – Партию регионов. А отдельно от всего этого производились героические усилия по внедрению русского языка в страну, где большинство политиков и так если не говорят, то думают по-русски.

 

Что мы имеем с этих гусей? Сначала – глубокое недоумение искренних друзей России, тщетно пытавшихся довести до высоких московских кабинетов простую истину о том, что политик, начинающийся на «М» и оканчивающийся на «К», имеет непреодолимо высокий антирейтинг и соответственно, никаких перспектив. Следующая стадия – разочарование. Следующая, после прохлопанной «оранжевой революции» - просто презрение к отечественным ведомствам, политикам, специалистам и экспертам (показатель – выбор в 2010 году американских политтехнологов как «Батькивщиной, так и Партией регионов). И наконец, на фоне ценового упрямства «Газпрома» и молочнокислого крючкотворства Роспотребнадзора - желание делать ровно наоборот, саботировать и «троллить» любые московские начинания, и как минимум – не верить ни единому слову, исходящему из России, при этом продолжая думать и очень метко и язвительно высказываться о России на блестящем  русском языке, далеко превосходящем по образности занудную канцелярщину интеграционного официоза.

 

На вышеописанной ведомственной, корпоративной и политтехнологической разнож*пице весьма успешно играло евроатлантическое сообщество, где тоже делалась ставка на разных лиц, но другими средствами и в другом стиле. Начиная с проектов Джорджа Сороса во Львове (журнал «Державнiсть», где Украина провозглашалась Четвертым Римом) и заканчивая агитпоездами в поддержку Соглашения об ассоциации, украинцам любого этнического происхождения внушалось чувство собственного достоинства, далеко выходящее за рамки трезвой самооценки; внушался миф об особой, защищенной мировым сообществом роли в мире, то заведомо предполагало особую, уникальную возможность шантажировать Москву этой ролью; внушалось, превыше всего этого, столь высокое доверие Запада, что каждый рядовой гражданин, предприниматель, пенсионер, наемный работник, при любых невзгодах, внешних и внутренних, должен поделиться своим несчастьем с Западом, и оттуда придет спасение от несправедливости, творимой хоть российскими «агентами влияния», хоть местными олигархами и чиновниками. И эта  неустанная альтернативная деятельность имела внушительный результат: опекуны имеют сегодня досье не только на любого украинского олигарха и чиновника, но даже на всех сотрудников украинского МВД. Так работает «мягкая власть», принцип которой, по определению Джозефа Сэмьюела Ная, состоит в создании завоевателем привлекательного образа в завоевываемой стране.

 

Эта же мягкая власть на надпартийном уровне выискивала в русскоязычной блогосфере социальные «слабые места», которые в России и на Украине были одними и теми же. В докладе Беркмановского центра по России самыми перспективными «уязвимыми средами» признавались автомобилисты и футбольные фанаты, и в то же время подчеркивалось, что националистические движения имеют на сегодняшнем этапе несравнимо больший политический потенциал, чем либеральная оппозиция. Украина в этом отношении ничем не отличалось, кроме градуса общественного недовольства. А когда на уровне надпартийных НПО – от фонда Форда, традиционно кладущего яйца в «либерально-прогрессивную» и «национал-анархическую» корзины, до National Endowment for Democracy, работающего в Крыму и с русскими, и с крымскими татарами – был сделан рациональный выбор, то инициативу в свои руки взяла та американская партия, которая изначально взяла в оборот боксера Кличко – и под него же был подверстан Автомайдан.

 

В конце января в Крыму вдруг с опозданием на три месяца возник «общественный» протест против китайского портового проекта. Объект критики – конечно же, «донецкий» губернатор и экс-глава МВД Украины Анатолий Могилев, «уязвимая среда» - не украинцы, а русские. «Мягка власть» держит руку на пульсе и востока, и запада Укрианы, поскольку имеет очень солидный стаж деятельности и здесь, и там. Раздел «несостоятельного государства» наверняка найдет сторонников в России – и это столь же легко спрогнозировать, как заинтересованность Саудовской Аравии в разделе Сирии, а Франции – в разделе Мали.

 

Депутат Олег Царев, выполняющий вместо ответственных российских ведомств работу по сбору информации об американской агентуре, сообщает, что украинских «ултьрас» подговаривает захватывать здания американский гражданин Брайан Финк. Для  справки: раньше младший офицер USAID Брайан Финк трудился в государстве Руанда, где готовил инструкторов по интеграции лиц, зараженных вирусом иммунодефицита, в «здоровое общество». В отличие от Россотрудничества, USAID тренирует свои кадры на самых несостоятельных государствах. Кто справится с задачей в субэкваториальных джунглях, для того украинские «шляхи» - просто курорт. Кстати, мальтийский рыцарь де Сильва не гнушался работой в Либерии, а подрывники из Western Goals – в Сальвадоре и Анголе.

 

Отечественный экспертный официоз легко рассуждает о несостоятельности славянского соседа, не утруждая себя fact-finding missions. В эфир телеканала «Россия» Вениамин Викторович Попов называет «арабскую весну» спонтанным явлением. Вслед за ним

Владислав Леонидович Иноземцев именует «спонтанным» и украинский ультраправый бунт. Я аплодирую Александру Привалову, который задал Владиславу Леонидовичу (и косвенно - Вениамину Викторовичу) простой вопрос: а бегство капитала из охваченных бунтами стран – тоже спонтанный процесс? И направление этого бегства, в том числе и из нашей страны – тоже спонтанное?

 

Эксперты и политтехнологи по определению ответственности за свои оценки и прогнозы не несут. Все «шишки» за провальную внешнюю политику главы государств возлагают на ответственные ведомства. Действительно, это их прямая обязанность – воспитывать кадры, учить агентурной и контрагентурной, пропагандистской и контрпропагандистской работе. Об эффективности судят по результату.

 

Результат конца января состоит в том, что российские ведомства не справились с ключевыми, приоритетными, жизненно важными для репутации стран и ее руководства задачами одновременно на Ближнем Востоке, в Европе и в самом ближнем соседстве – на Украине. Сыграло роль и «перетягивание канатов» между американскими кланово-партийными группами, и предолимпийская конъюнктура, парализующая возможности активных внешнеполитических действий. Однако опустошительный итог для репутации государства и его главы, равно как и экономические издержки, за которые неизбежно расплатится российский налогоплательщик, невозможно списать на внешний «форс-мажор». Просчитывать форс-мажоры обязаны не только экономисты, но и все ведомства, обслуживающие внешнюю политику.

 

Вполне закономерно, что вышеназванный результат вызывает восторг в нашей стране прежде всего у того круга интеллектуалов и «культуртрегеров», которая автоматически отождествляет государство с насилием и находит для того аргументы не только в сегодняшней геополитике. Для этого круга конфуз парализованного «своей» Олимпиадой главы государства – повод «потроллить» не только его самого и его партию, но и его родной город, в том числе 90-летних свидетелей его 900-дневной осады. И в этой связи мне представляется существенным одна неочевидная современная параллель, которая не в пользу интеллектуального сообщества России. Посмотрите, чем занимаются украинские ультраправые вместе с аффилированными гуманитариями: они конструируют из реального и привнесенного материала новый популярный миф о Бандере, из второразрядного коллаборациониста трансформируя его в символ свободного украинства. Теперь посмотрите, чем занимается целая плеяда отечественных, в том числе петербургских гуманитариев: они расчленяют куда более масштабные трагедийные смыслы совокупностью «нелицеприятной» фактуры и вероятностных домыслов, притягивая за уши нечаянные слова измученных людей, которые с того света не могут им ответить. Петербургское радио в годовщину блокады устами ведущего Дмитрия Филиппова старательно доводило до аудитории, что а)Петербург спас своим невмешательством финский маршал Маннергейм, б)Ольга Берггольц писала патриотические стихи, а в то же время в дневнике писала о братании с немцами, в)вымирающее осажденное население и оккупанты «в равной степени» находились в ловушке. Вы все поняли? Насилие – это плохо, а значит, захватчиков и захватываемых следует судить по одному ранжиру. Кто запретит комментатору «так видеть» историю, даже если его философское резание по едва живому породит большее количество инфарктов, чем пресловутый опрос «Дождя»? И кто гарантирует, что дебаты о новом учебнике истории на фоне дискредитации главы государства - пусть и по совершенно иным поводам - не превратится в очередную вивисекцию памяти и долбежку ценностей до измельчения в порошок?

 

…Чем выше взлетишь, тем больнее падать. Маловероятно, что по итогам этого года имя Владимира Путина будет стоять первым в каком-либо из авторитетных рейтингов влияния. Это повод не для обиды и уныния, а для извлечения уроков. В том числе в форме самых безжалостных оргвыводов – которые, впрочем, сами по себе окажутся совершенно бесполезными без радикального пересмотра внешнеполитической стратегии. Такой пересмотр потребовался бы и в том случае, если бы России удалось избежать (как в прошлом году) ущерба собственным интересам. Хотя бы по той причине, что «изменившийся мир», зеркалом которого стал «изменившийся Майдан», не позволяет нам больше такой роскоши, как небрежение союзниками. Экспертный официоз может и дальше тешить себя иллюзиями принадлежности России к избранному «Северу» в противовес непросвещенному Югу, но подобные соображения в практической политике становятся не только неуместны, но и самоубийственны. То, что на наших глазах сделано с Украиной, - во-первых, прямое доказательство того факта, что «прогрессистский» и «неоконсервативный» подходы имеют общее мальтузианское целеполагание и трансплантруются посредством одних и тех же технологий, а во-вторых – что англо-американский истэблишмент как в середине прошлого века, так и сегодня относит славян к таким же «унтерменшам», как и арабов, и турков, и китайцев. А настоящий, не ситуационно-конъюнктурный, а прочный и бесспорный авторитет приобретет лишь такой субъект в мире, который вступится перед бесчинством мальтузианской братией за все остальное человечество.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter