Кто моргнет первым?

Кто моргнет первым?

2 апреля 2013, 10:53
Общество
Кто моргнет первым?

Но воскресенья не будет – как вибрировал Окуджава не про березу, а про другое русское дерево. Посетив среди ночи особняк одинокой дамы, в саду которой гуляли гепард и павиан, Шерлок Холмс обнаружил две странных детали – звонок, который не звонит, и вентилятор, который не вентилирует. В деле о кончине Бориса Абрамовича Березовского тоже обнаружилась странная деталь – исчезающая веревка. 28 марта ее заметили. А раньше никто не замечал. Ни бывшая супруга, ни Глушков, ни телохранитель, которого в МОССАД должны были научить такой элементарной вещи, как распознавание причины смерти на глаз. Да и не обязательно быть профессионалом, чтобы мгновенно опознать в покойном висельника, скажем так, по выражению лица. Ветеран МОССАД не смотрел на лицо: он был занят ощупыванием руки и прислушиванием к счетчику Гейгера, который якобы выдал некий щелчок. После чего доступ к телу был по понятной причине разрешен только специалистам по радиации. Когда они ничего не нашли, прибыли судмедэксперты, которые обнаружили признаки асфиксии, и отправили тело химикам. Что было бы совершенно логично, если бы никакой веревки на теле не было. А она, оказывается, была, причем кусок ее висел на штанге ванной. Или там появился на пятый день после трупного окоченения, развившегося всего за четыре с половиной часа. В невидимость веревки не поверил, очевидно, Михаил Черной, который в понедельник, 25 марта, ждал Бориса Абрамовича в Иерусалиме – то ли с суммой, которую покойный одолжил, то ли с новыми политическими планами. Поэтому Михаил Семенович усомнился в суициде, о чем сказал газете «Ведомости». Ну что можно сказать по этому поводу? Что следы под беркширский ковер (точнее, кафель) заметает не Кремль, как хотелось бы Люку Хардингу и Глебу Павловскому. Следы заметает Даунинг-стрит и Палата лордов в лице как минимум Тимоти Белла. А вслед за ними Скотленд-Ярд. А МОССАД оказывается в уязвимом положении. По крайней мере, перед частными кредиторами и израильскими участниками проекта «Христианская партия» (ведь очередной оппозиционный прожект Борис Абрамович весной прошлого года обсуждал и в Израиле). Официальный Лондон устраивает версия о депрессии. Таково уж настроение Лондона, где монархические интриги уже привели однажды к фатальному ДТП. Но есть еще Вашингтон и Париж, с которым у британцев нынче отношения сложные; есть еще Иерусалим, где Бориса Абрамовича ждали. И хотя едва возобновленные слушания по делу Литвиненко перенесены на октябрь, позеленевшие тела будут снова, как в хрестоматийном фильме Абуладзе, нежданно переходить из горизонтального положения в вертикальное. И несмотря на уход Ивенса, тема спецслужб по ходу следствия еще прозвучит не раз. Интересно, всплывут ли известные в узких кругах сведения о связях Бориса Абрамовича с израильскими ветеранами в киргизских золотых проектах, а также с французской контрразведкой? Экс-менеджмент компании ЮКОС, также имевшей и американские, и французские связи, не ждет этих новых откровений, а шурует ва-банк: у него свой интерес. Еще до материализации веревки та же газета «Ведомости» берет интервью у Константина Кагаловского. И опять «здесь помню, здесь не помню»: в биографической справке об экс-топ-менеджере не забыто, с какого года он проживает в Лондоне, но ни слова не сказано ни о его работе в МВФ, ни о том эпизоде, который прославил это имя на все мировое медиа-сообщество – о деле Bank of New York, где его супруга Наталья Гурфинкель была уличена в выполнении представительских функций Семена Могилевича. И газета удивительно попадает в точку с этим приукрашиванием (whitewashing) бывшего нефтяного топ-менеджера и бывшего связного (как и Набиуллина) с международными финансовыми институтами. Уже назавтра Кагаловский сообщает миру секрет, который ни за что не мог раскрыть при жизни Березовского. Оказывается, покойный-таки до смерти владел пакетом акций «Сибнефти» (то есть, как и утверждал Морозов, вводил суд в заблуждение). И это откровение звучит ужасно вовремя: в США Роману Абрамовичу (который по версии Кагаловского тоже оказывается отнюдь не надежным свидетелем) задают некие вопросы. Сначала РБК сообщает, что предметом была смерть Березовского, а сигнал пришел от МИ-6. Но адвокат Добровинский выдает с потрохами американские спецслужбы: вовсе не о том была речь, а о тайнах выигрыша России (и соответственно, проигрыша США и Великобритании) в заявке на ЧМ-2018. Кто задохнется в ванной следующим? Зепп Блаттер? Или – страшно подумать – принц Альбер? Или на первых порах мишенью окажется глава делегации России в ФИФА, в которую по предложению Путина был включен Роман Аркадьевич? Главу делегации звали Игорь Иванович Шувалов. В разгаре схватки за Банк России газета «Ведомости», точно предвидя конфуз, написала о нем ужасное – что он лоббирует национализацию лотерей в России в интересах конкретного лица по фамилии Саркисян, за которым стоит близкий друг вице-премьера Олег Бойко. А этот самый Олег Бойко, в недавнем прошлом первая величина игорного бизнеса, а раньше – спортивного (РФС), распределяет-де благотворительные средства через фонд «Ор Авнер» Льва Леваева. Показания, данные в Штатах Романом Аркадьевичем Абрамовичем, прихожанином Льва Авнеровича Леваева, можно повернуть и так, и эдак. Из чего следует, что труп в ванной в графстве Беркшир – в самом деле не последний. Поскольку кипрский вопрос решен, а «управляемый иудейский хаос» продолжается. И заинтересованные стороны гипнотизируют друг друга и ждут, кто моргнет первым. Элитное беспокойство обоюдоостро. Престижный адвокат Оливье Метцнер, найденный мертвым на собственном острове 16 марта, с одной стороны, представлял интересы Абрамовича во Франции, а с другой – интересы Франсуазы Бетанкур-Майерс в процессе, который был бы сегодня очень выгоден Николя Саркози. Но и другая сторона глобальной разборки не стесняется в средствах: Виталий Малкин, покидая Совет Федерации, заявил, что кампания против него в России есть «часть кампании, развернутой за рубежом». На этой неделе некоторые другие миллиардеры, догадавшись, что ни Кипр, ни присутствие в списке Forbes ничегошеньки в кризисном мире не гарантирует, ищут духовную опору в особом месте – где рукой подать хоть до небес, хоть до самого секретного и самого привилегированного в мире объекта военной ядерной индустрии. Пока у Виктора Вексельберга отнимают недостроенный объект в Архангельском, он вместе Михаилом Фридманом и Германом Ханом – своими коллегами из стремительно теряющей кэш ТНК-ВР, а также с Юрием Каннером и Михаилом Мирилашвили, солнцем палимый, печет мацу в пустыне Негев. Распираемый тайным знанием спецкор гостелеканала «Россия» Сергей Пашков в бедуинском головном уборе поясняет для непонятливых, что эта компания представляет Российский и Евразийский еврейский конгрессы. То есть не Леваева (при всем духовном родстве, которое Мирилашвили с ним демонстрировал), а наоборот. Никто не хочет быть сурком Филом. Телеканал «Россия» чередует сюжет об отчаявшихся калифорнийских гетеросексуалах с панегириками Рудольфу Нуриеву и Роману Виктюку. Российская делегация в ЮАР, знаменитой урановыми залежами, анонсирует проект электростанции на солнечной энергии. Разум меркнет – зато радуется, должно быть, экологически продвинутый архиепископ Десмонд Туту (которого президент Джейкоб Зума, кстати, называет «маленьким злобным попиком»). В это время в Москве глава УВП АП РФ Олег Морозов, полпред президента в Госдуме Гарри Минх и протоиерей-экоскептик Всеволод Чаплин выступают с трибуны XXVI съезда ЛДПР. В зале - гости из Ирана, Китая, Вьетнама, Судана, Конго, Чехии, Австрии, Франции, и само собой, из Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, а также Исламской Республики Афганистан. И все внимают повести Владимира Вольфовича о том, как Петр Великий громил турок назло масонскому соседу, а наглые турки спустя 150 лет осадили одновременно Крым, Петербург и Камчатку, потом Ленин отдал туркам армию, потом Гайдар поехал за деньгами, а потом Дима Гудков спелся с «Фридом Хаус», и все это взаимосвязано. И как не поверить всем этим открытиям Владимира Вольфовича: он же прозорливец, и Лужкова за полгода «похоронил», и вот теперь в Набиуллиной вовремя усомнился. Насчет турков он, может быть, хватил через край, но ведь не он один: ИА REGNUM и ИА REX тоже, как рексы, напустились на Анкару. Может быть, Анкара провинилась в том, что помирилась с курдами – из чего следует, что Джон Керри вообще «не ловит мышей». Может быть, в том, что приняла извинения от премьера Израиля, и соответственно, пошла на компромисс по Турецкому Кипру, не предупредив об этом «Газпром». А может быть, элитное беспокойство достигает стадии коллективного истерического психоза. Единственной точкой опоры российского истэблишмента, если даже судить по телеэфиру, остается британский банк со сложной биографией – Hongkong-Shanghai Banking Corporation (HSBC). Назло Бену Бернанке и Еврокомиссии он избавился от Браудера, и тем самым позволил Следственному комитету закрыть дело Магнитского (открыв заодно причинно-следственную связь между хроническим гепатитом и острой фибрилляцией желудочков сердца). Сотрудничество Москвы с Лондоном на афганском направлении не может не принести пользы этому финансовому учреждению, которое ни ФРС, ни Еврокомиссии не по зубам. Другое дело, что слово kickback и его переводной русскоязычный аналог от этого не устареет. Кто бы ни возглавил Банк России. Константин Черемных

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter