Оппозиция выпускает пиар на стройплощадках Москвы

Оппозиция выпускает пиар на стройплощадках Москвы
Оппозиция выпускает пиар на стройплощадках Москвы
22 апреля, 16:48ПолитикаФото: vk.com/kprf_msk
Кто и зачем раскачивает ситуацию в Тушино, Хамовниках и других районах столицы?

Тезису «Москва – не резиновая» уже не один десяток лет, но жизнь каждый год доказывает обратное. Город продолжает шириться и развиваться, растут новые дома и кварталы. Как правило, к неудовольствию местных жителей, которым не по душе соседство с шумной стройкой. Так что московское строительство – вечнозеленая тема для протестов.

Последним безо всякого стеснения пользуются представители оппозиции для набора политических очков. И чем ближе какие-нибудь важные выборы, тем чаще их можно наблюдать на всевозможных митингах и сходах против застройки. Но поскольку проблемных точек в городе на всех оппозиционеров не хватает, иногда они не прочь и сами раскачать ситуацию и создать проблему и нужный им «народный протест» там, где их и не должно было быть. В таких случаях доходит и до маразма - например, когда «протестующие» требуют построить торговый центр вместо школы с детским садом.

Эффектно, но неэффективно

Активнее всех на стройплощадках «работают» представители КПРФ, у них для этого наиболее подходящее амплуа. Борьба с капиталистами – это партийный бренд, раскрученный десятилетиями. То, что сама КПРФ уже давно срослась со своим главным врагом и не стесняется выставлять капиталиста и крупного помещика Грудинина на президентские выборы, никого уже не смущает. Красный флаг и отработанные лозунги делают свое дело.

За примерами далеко ходить не надо. Депутат Мосгордумы от КПРФ Екатерина Енгалычева в прошлом году активно противостояла стройке на Мичуринском проспекте. Вместе с жителями Раменок эффектная блондинка буквально грудью встала против строительства многоэтажной высотки. Был даже эпизод, о котором храбрая депутат не устает рассказывать прессе, когда ее машину заблокировали ЧОПовцы, охраняющие стройплощадку (по другой версии Lexus Енгалычевой сам застрял в яме), и ей пришлось провести ночь в машине. Все это создает яркую картинку, и вот борцунью с «беспределом застройщиков» уже рассматривают в качестве кандидата в Госдуму от Москвы.

Помогла ли при этом госпожа Енгалычева жителям Раменок? Вовсе нет, стройка продолжается, но политические очки уже набраны, и создан плацдарм для карьерного рывка. Все-таки депутат Госдумы и Мосгордумы – разные величины. В компании же застройщике лишь за голову хватаются от подобных сцен, которые разыгрываются на стройплощадке.

«Вся разрешительная документация на строительство есть, поэтому это раздутая ситуация, будем разбираться, - сетует руководитель пресс-службы группы компаний «Ташир» Зара Аджемян. - Очень много провокаций».

Куда активнее ведет себя депутат Государственной Думы, глава московского горкома КПРФ Валерий Рашкин. Он появляется практически на любом митинге или сходе против любой застройки, колесит по всей Москве. Жителей волнует вырубка деревьев при строительстве трассы Солнцево-Бутово-Видное? Рашкин тут как тут, протестует вместе с ними. В Ховрино недовольны тем, как застраивается район? Уже выезжаем!

Один из последних выездов – на Тушинское аэрополе, где группа активистов собирает митинг против строительства нового дома, детского сада и школы вместо торгового центра. Рашкин на месте – негодует, возмущается. Заодно прихватил с собой кандидата в Госдуму Андрея Гребенника – пусть и ему перепадет немного известности, на выборах все пригодится.

Заканчиваются эти встречи всегда одинаково. Участники митинга единогласно принимают резолюцию, где фиксируют все свои претензии, а Валерий Федорович обещает направить соответствующие жалобы и запросы во все органы. Иногда для убедительности солидно обещает довести информацию до мэра столицы Сергея Собянина.

Не исключено, что по итогам таких выездов помощники Рашкина действительно составляют запросы в прокуратуру, мэрию и другие инстанции, вплоть до ООН и Спортлото. Но даже если проверки по его запросам и ведутся, то результат нулевой – ведь строительство в большинстве случаев ведется по всем правилам и с исправной документацией. Удалось ли Рашкину остановить хоть одну стройку подобным образом? Разумеется, нет. Но внимание прессы и благодарность жителей за выезд он уже получил, и голоса на выборах таким нехитрым образом собирал уже не раз. Метод проверенный, работает.

Стараются не отставать от коллег и политики из других партий – ведь на носу выборы. И вот уже депутат Госдумы Антон Морозов (ЛДПР) встречается с горожанами, которые отстаивают парк «Усадьба Трубецких в Хамовниках». Вместе с соратниками по партии он критикует «собянинскую эпоху застройки», которая плохо отражается на облике столицы. И тем самым пытается заручиться симпатией жителей Хамовников – района с суперпротестным настроем, где на муниципальных выборах 2017 года «Единая Россия» не получила ни одного мандата (и это до пенсионной реформы, подкосившей рейтинг партии годом позже).

Правда, о встрече в Хамовниках мы можем узнать только на ресурсах самой ЛДПР, пресса о ней не упоминает. А на единственном сопроводительном фото кроме партийцев с флагами больше никого и не видно. Отсюда возникает вопрос – а была ли встреча?

Активно качает тему точечной застройки в тех же Хамовниках и «Яблоко» - триумфатор муниципальных выборов в этом районе 2017 года. Партия зашла в муниципальную власть именно на протестной волне, вызванной застройкой, и теперь надеется повторить успех на выборах в Госдуму. И вот свежий, от 19 апреля пост члена Политкомитета партии Сергея Митрохина – мол, остановим «вандального застройщика», скажем нет сносу магазина BILLA ради нового жилого комплекса.

Выгодные акции

Акции протестов против того или иного строительства – дело, выгодное не только политикам. И происходят они не только стихийно. То, что это прибыльный рынок, известно уже давно. Еще в 2005 году в Москве работало пять-семь компаний, которые профессионально занимались организацией протестов, а также периодически появлялись мошенники, специализирующиеся на шантаже девелоперов. Неофициальные выплаты организаторам протестов от застройщиков в те времена варьировались от $5 тыс. до $100 тыс. в зависимости от умелости вымогателя и готовности строителя их выплатить.

По данным этих специфических фирм, в те годы 70% заказов поступало им от политических партий, 10% — от конкурентов, 5% — от чиновников, курирующих крупные градостроительные проекты в этом районе, и 15% — от структур, специализирующихся на шантаже строительных компаний.

Стоимость организации разовой акции тогда составляла $10–30 тыс., а трехнедельная кампания с подключением федеральных телеканалов обходилась заказчику в $200–300 тыс., писал «КоммерсантЪ».

Несмотря на то, что времена изменились, «народный гнев» остается эффективным способом давления на застройщиков и сбора политических очков недобросовестными политиками. Недобросовестными – потому что в реальности они понимают, что остановить стройку они не в состоянии, такое сегодня происходит крайне редко. А там, где действительно есть проблемы, на площадке рано или поздно появляется депутат от партии власти или ответственный чиновник, и тогда стройку действительно прекращают.

Как уже говорилось, нередко бывает и так, что политики сами организуют «стихийный» протест, настраивая жителей и активистов на борьбу с застройщиками. И если в Раменках действительно имело место возмущение жителей (изначально на этом месте должны были построить детский сад, а сейчас стройка перекрывает пешеходную дорогу, ведущую к метро), которое госпожа Енгалычева умело оседлала, то в случае с ЖК «Город на реке Тушино-2018» речь скорее идет об искусственной раскачке ситуации. Одно дело, когда новый дом ставят прямо во дворе существующей застройки, или возводят его вместо детского сада или поликлиники. Другое – когда жилой дом, а к нему еще и детский сад со школой на тысячу детей впридачу строят в чистом поле вместо… торгового центра. Такой протест выглядит как минимум странно, если не абсурдно. Получается, что жители выступают против социальной инфраструктуры ради коммерческого объекта.

Тем не менее, именно так все в Тушино и происходит. При этом организация протеста выглядит профессионально – активисты пригнали к офису продаж нового ЖК «Газель» с негативным баннером, призывающим не покупать квартиры в строящемся доме. Агенты протеста ведут активную подрывную деятельность: нагнетают ситуацию в социальных сетях, внедряются в районные в группы и чаты, подначивают жителей к выходу на митинги. И при этом всячески подавляют инакомыслие – тем, кто с ними несогласен, хамят, издеваются, отправляют в бан. Но главное – они активно приглашают на свои мероприятия Валерия Рашкина, и только его. Что заставляет подозревать, что именно опытный депутат одним из главных бенефициаров конфликта.

При этом изначально ситуация не выглядела даже потенциально опасной - во второй половине февраля на платформе «Активный гражданин» состоялись общественные слушания по обновленному проекту планировки территории Тушинского авиаполя. В нем приняли участие почти 2 тысячи человек, из которых менее 400 (то есть пятая часть проголосовавших) выступили против. Чтобы вы понимали масштаб – в строящемся микрорайоне порядка 5 тыс. человек купили квартиры, а всего в Покровском-Стершнево проживает порядка 50 тысяч человек. На этом фоне 379 человек «против» - не более, чем статистическая погрешность.

Более того - возможно, противников перепланировки было бы еще меньше, если бы в то же время в районных группах не появились те самые подозрительные активисты, которые принялись накалять ситуацию и агитировать всех голосовать против. Но именно это меньшинство сейчас «делает погоду» и создает определенный фон в прессе, позволяя депутату Рашкину собирать политические дивиденды на «народном протесте».

При этом представителя системной оппозиции совершенно не смущает, что он лишает микрорайон школы ради процветания каких-то торговцев. А возможно, дело как раз в этом, и господин Рашкин как-то лично заинтересован в строительстве торгового центра для нужных людей, раз так вписывается за них и «топит» за коммерческий объект вместо социального.

Эксперты утверждают, что при желании сейчас можно раскачать любой проект. Для этого существуют люди и целые компании, на этом специализирующиеся. Например, из-за программы реновации начались настоящие войны между жителями, часть которых возражает против стройки, а другая, наоборот, желает переехать в новые дома по программе. При умелом манипулировании жильцами со стороны профессионалов и политиков разных партий конфликт постепенно перерастает в войну между соседями. Это наглядно демонстрирует пример района в Останкино, где местные жители два года назад протестовали против строительства в рамках программы реновации стартового дома на улице Цандера.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter