«Сначала мы шутили»: питерский гид рассказал о кризисе отрасли и прогнозах на будущее

«Сначала мы шутили»: питерский гид рассказал о кризисе отрасли и прогнозах на будущее
Интервью

9 апреля 2020, 18:00
Продолжаем рассказывать о проблемах петербургского бизнеса в изоляции. Вновь о гидах, но теперь о тех, кто работает с иностранными туристами.

Из-за затяжных «каникул» в Петербурге, как и по всей стране, остановился туристический бизнес. Гиды, работавшие и с иностранцами, и с россиянами, сейчас находятся в подвешенном состоянии: когда можно будет возобновить работу неясно, поедут ли в Питер после карантина туристы – тоже неясно. О сложившейся ситуации, сложностях, перспективах и вариантах альтернативного дохода для экскурсоводов Newia.ru рассказал гид-переводчик и тренер по мнемотехнике Петър Димитров.

- Петър, как вы отреагировали на первые новости о всеобщей изоляции? Предчувствовал кризис?

- Первое, что я подумал, когда узнал про распространение вируса по Китаю: наконец-то китайских туристов станет меньше. Я вожу группы на болгарском, польском и английском языках, поэтому мне эта ситуация не показалось опасной. Сначала мы с коллегами по европейским языкам даже шутили по этому поводу: неужели можно будет спокойно водить по Эрмитажу и Екатерининскому дворцу без бесконечных толп из китайских туристов! Потом, когда я своими глазами увидел пустые музеи, подумал, что моим друзьям с китайским языком будет вовсе не так весело в этом сезоне.

- Как быстро стали сворачиваться иностранные группы?

- В феврале-марте начали постепенно отменяться запланированные на апрель детские группы. Министерства образования Болгарии и Польши начали настойчиво «не рекомендовать» выезды детей за границу, а руководители детских групп, естественно, брать на себя ответственность не стали. Легче просто отменить или перенести поездку на другой месяц. Взрослые группы ещё держались, но уже выражали обеспокоенность происходящим.

Меня и некоторых моих коллег вся эта ситуация раздражала: ну, где мы, и где Китай? Чем Россия опасна? Зачем всё это нагнетать?

Потом, когда начали закрываться границы стран, все группы на апрель и май отменились, наступил короткий этап отчаяния. Первые мысли: всё, сезон загублен. И это несмотря на то, что летние группы до сих пор не отменились.

Россия закрыла границы, петербургские музеи закрылись. Я уже ничего не могу с этим сделать. Неожиданно я почувствовал какое-то единство между гидами-переводчиками, сотрудниками музеев, работниками турфирм. Вся туриндустрия встала намертво. Кризис неминуем. Причем, мировой туриндустрии.

- Что вам сейчас помогает держаться на плаву?

- Я специализируюсь на экзотических языках, и большая часть моих болгарских и польских групп начинает приезжать в июне. Некоторые и в мае, конечно. Поэтому один месяц я точно теряю. Что будет в июне – совершенно не ясно никому.

На данный момент я переключился на преподавание онлайн. Я уже давно веду курсы для детей и взрослых по развитию памяти и мнемотехнике. Обычно я читаю лекции очно, но и в формате интерактивных вебинаров тоже. Поэтому перейти на 100% онлайн-формат не составило большого труда.

Пока дети сидят дома и учатся дистанционно – всё хорошо. Но что будет в конце апреля, в мае, будут ли набираться группы на мои курсы – неизвестно. Речь ведь идёт не только о необходимости занять детей чем-то полезным во время самоизоляции. Речь ещё и о снижении доходов семей. К тому же скоро рынок может просто пресытиться онлайн-курсами. Нужно будет искать новые формы взаимодействия с учениками.

- Гиды-переводчики, вероятно, могут подрабатывать преподавателями иностранных языков?

- Многие мои коллеги имеют специальное образование, и ещё до введённых по всему миру мер преподавали языки в «несезон». Им сейчас приходится брать больше работы, чтобы обеспечить себе финансовую подушку. Например, коллега из Польши, которая закончила филфак СПбГУ, даже спрашивала, не нужен ли кому-то из моих знакомых преподаватель польского языка.

При этом важно учитывать, что владение языком для ведения экскурсий не всегда означает желание и умение эти языки преподавать. Я не лингвист и не филолог, поэтому браться за преподавание какого-то конкретного языка не берусь. Но есть у меня коллеги, для которых доход от туристической индустрии является единственным для содержания всей семьи! Поэтому они вынуждены срочно переквалифицироваться. Представьте: на рынок резко выйдет большое количество новых преподавателей и переводчиков, которые из-за отсутствия опыта просто не смогут предложить высокое качество услуг. И начнётся демпинг, который точно не приведёт ни к чему хорошему для других участников рынка.

- Но гиды теряют деньги не только из-за отсутствия туристов. Лицензии на экскурсии в музеях ведь платные?

- Да, стоимость входа на этот рынок весьма высокая. Кроме того, что нужно оплатить полугодовые курсы повышения квалификации, ещё и нужно получить в каждый музей отдельную лицензию на право проведения экскурсий. Её стоимость может варьироваться от 5 до почти 50 тысяч рублей. И это за один музей!

Многие ребята взяли кредиты в надежде отбить эти инвестиции за туристический сезон. Сейчас их положение незавидное.

- Как, на ваш взгляд, можно было бы поддержать гидов на государственном уровне?

- Гиды-переводчики крайне уязвимая категория туристической отрасли, поскольку почти никто из нас не работает в штате какой-то конкретной компании. Мы не получаем стабильную зарплату, соцгарантий или другого вида поддержки в непредвиденной ситуации. Поэтому Содружество гидов-переводчиков и экскурсоводов Санкт-Петербурга обратилось к губернатору Беглову и председателю комитета по развитию туризма Панкевичу с просьбой о материальной помощи. Примеры такой поддержки есть в некоторых зарубежных странах, где туризм – одно из перспективных направлений.

- Ваши прогнозы: когда отрасль оттает? Поедут ли иностранцы к нам? Поедут ли россияне?

- Проблема крайне многогранная. Речь идёт уже не только о снятии карантинных мер. Мало открыть музеи и границы. Нужно, чтобы люди не боялись и имели финансовую возможность путешествовать.

Уверен, что часть туристов и в России, и за границей будет спокойно относиться к рискам, связанным с поездками. И они будут обладать финансовыми возможностями для этого. Я надеюсь, что эти люди, почувствовав дискомфорт вынужденного заточения не только в своей стране, но и в своём городе, и даже в своей квартире, захотят реализовать накопившуюся энергию. И тогда за этим длительным вынужденным затишьем последует невероятный всплеск туристической активности. Как всё будет в действительности – покажет время.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter