«Шеф-повара готовы мыть посуду»: кризис глазами владелицы петербургского бара
Интервью

«Шеф-повара готовы мыть посуду»: кризис глазами владелицы петербургского бара

7 апреля, 17:30Полина Сикораличный архив
Интервью с совладелицей бара Mr Toad на Коломенской улице.

Коронавирус убивает не только людей, но и экономику. Из-за всеобщего карантина (который, официально называется «каникулами») закрылись кафе, рестораны, магазины, парикмахерские — вся сфера услуг пошла под нож.

Малый бизнес терпит гигантские финансовые потери, ведь президент распорядился устроить «каникулы» для сотрудников более, чем на месяц. Корреспондент Newia.ru поговорил о сложившейся ситуации с совладелицей небольшого петербургского бара Mr Toad.

Мr Toad – локальный бар на Коломенской улице в самом центре Петербурга. Владельцы и посетители ласково называют его «Жаба». Заведение очень маленькое – всего два небольших зала. В нем собирались жители окрестных домов и люди творческих профессий – журналисты, художники, дизайнеры. Бар жил без особой рекламы, новые клиенты приходили по «сарафанному радио». Но жизнь там кипела каждый вечер.

Photo:Полина Сикораличный архив

Бар уже несколько недель закрыт. Владельцы ресторанов и кафе оказались в патовой ситуации: с одной стороны, власти потребовали закрыть весь общепит из-за пандемии коронавируса. С другой – обязали владельцев выплачивать сотрудникам зарплату во время простоя. Выжить в таких условиях могут только заведения, работающие с доставкой на дом. Остальные приготовились к скорой «смерти».

Совладелица бара Mr Toad Полина Сикора рассказала, что буквально за месяц до вспышки коронавируса в России она открыла второй бар на Ломоносовской. Практически сразу после начала самоизоляции этот бар закрылся навсегда.

– Полина, когда власти закрыли все заведения Петербурга, о чем вы подумали в первую очередь?

– За сотрудников стало боязно. Как-то быстро прошла наивная вера в то, что это всего на неделю. Поразмыслив, мы пришли к выводу, что надо быть реалистами. Никакая власть никого поддерживать не будет. А сами мы не потянем два пустых бара. Пришлось выбирать, какому бару жить.

Полина Сикора
Photo:личный архив Полины

После принятия решения о закрытии второго бара я поняла, что рада карантину. Да, для большинства это чуть ли не трагедия, но для меня лично – возможность отоспаться, убраться в квартире, начать учить немецкий. А еще в главном баре наконец проведем генеральную уборку и мини-ремонт. Но на фоне этой радости за собственные каникулы мы очень переживаем за команду. Ребятам сейчас очень тяжело.

– Как вам удалось спасти Mr Toad?

– Toad выживает только потому, что помещение в собственности, а на счету есть немного денег для оплаты коммуналки и налогов. Если бы оно было в аренде (как наш второй бар), пришлось бы брать кредиты и надеяться на лучшее.

– А сейчас надежды на лучшее есть?

Photo:Полина Сикораличный архив

– Проблема сейчас не в том, что у петербуржцев «каникулы». А в том, что когда они кончатся, народ не побежит к нам толпой, ведь множество людей остались без работы и влезают в долги. Боюсь, что ситуация не выправится даже к лету. Многие заведения общепита не доживут до осени. Теперь бывшие шеф-повара готовы мыть посуду за 1000 рублей. Но ее просто негде мыть.

– Вам не придется влезать в кредиты после того, как пандемия закончится?

– Нам лично – нет, но мы исключение. Мы можем оплачивать расходы бара из личных денег какое-то время. Но какое – неясно. Зарплатный фонд сильно увеличит нагрузку, когда снова откроемся. Проще было бы продержать бар закрытым до лучших времен, но тогда нашим сотрудникам будет нечего есть. Скорее всего, придется доплачивать им из своих. Но ничего не поделать, это наша команда.

– Помогут ли меры по поддержке бизнеса, которые пообещали федеральные власти?

Photo:Полина Сикораличный архив

–­ Я их оцениваю как мыльный пузырь: красиво, но толку нет. Все эти прекрасные отсрочки по налогам и платежам ничего не дают. Большинство из этих налогов (например, налог на имущество) и так можно оплачивать в конце года. А не осенью, как нам сейчас позволили. Большинство турагентств, магазинов и баров это вообще не спасет. Владельцы просто понабирают кредитов, которые добьют их в момент расплаты по этим рассрочкам. А ситуация к тому моменту не факт, что улучшится. Многие это понимают и предпочитают закрыться сейчас.

Вроде бы пообещали скидки по аренде для некоторых заведений, особенно для тех, кто арендует помещения у государства. Но как это будет реализовано? Скорее всего, никак. Ведь у нас до сих пор не ввели режим ЧС. Это единственное, что помогло бы малому бизнесу. Ведь режим ЧС освобождает бизнес от арендной платы и позволяет отсрочить платежи по кредитам. Но тогда бы государству пришлось взять на себя материальную ответственность за народ и за бизнес: компенсировать владельцам помещений арендную плату и освободить бизнесменов от налогов и коммуналки. А государство так не хочет...

– Сколько в среднем нужно денег заведению, чтобы оно продержалось во время «карантинных каникул»?

– Самые большие статьи расходов: аренда, коммуналка (один вывоз мусора для бизнеса – несколько тысяч рублей), оплата пожарки, охраны, налоги и взносы, которые никуда не делись. А после окончания каникул прибавится еще и зарплатный фонд для тех, кто решит открыться и принимать гостей. Для среднего бара это 130-150 тысяч рублей. В месяц. Только вот потока гостей, как раньше, не будет еще очень долго. Мало кто будет выходить хотя бы в ноль в ближайшие месяцы, не говоря уже о прибыли.

Мы недавно открывали второй бар, даже не успели еще раскрутиться, и как раз началась заварушка с вирусом. Там помещение в аренде. А еще нужно платить все ту же коммуналку, налоги и взносы. Пришлось закрыть. Соседний бар, тоже совсем новый, тоже закрылся. Хозяйка потеряла почти миллион за два месяца. Если бы нас освободили на время от аренды и налогов, многие заведения выстояли бы. А так мало шансов. Еще и поставщики поднимают цены из-за падения курса рубля. А кто же будет покупать по завышенной цене? Те самые повара и турагенты, что сейчас наскребают на оплату жилья у знакомых в долг?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter